zbenarie

Зеев Бен-Арье

18 июня 2017

F

Многие говорили, да и само главное действующее лицо не опровергало, а наоборот, поддерживало подобную точку зрения: новый президент Соединенных Штатов Дональд Трамп не политик-идеолог, а политик-бизнесмен и будет руководствоваться на новой для него политической стезе известными ему прагматическими способами ведения деловых переговоров. Однако, в том, что касается попыток урегулирования палестино-израильского конфликта, ответ на вопрос, в чем состоит бизнес-план президента США, весьма преуспевшего дельца и предпринимателя, пока никто дать не мог. Никто не мог, а я, тем не менее, попытаюсь. А для того посмотрим на происходящее в эти дни, в «раннетрамповский» период на Ближнем Востоке.

Если говорить о непосредственном ареале палестино-израильского конфликта, то наиболее важным развитием событий является резчайшее обострение гуманитарного кризиса в секторе Газа. Экономическое положение там и раньше не блистало, учитывая отсутствие какой-либо производственной базы и вообще возможностей трудоустройства, а также полную разруху коммунальной инфраструктуры. А сейчас экономическую войну Газе объявил главный противник ХАМАСа, заправляющего в Секторе с 2007 года, глава палестинкой автономии Мах-муд Аббас. Более того, откликнувшись на его просьбу, Израиль решил сократить подачу электроэнергии в сектор Газа, вследствие чего ситуация там становится и вовсе взрывоопасной. Далее просматриваются две возможности: то ли власть ХАМАС рухнет под обломками полной разрухи, все годы усугублявшейся в силу того, что ХАМАС упорно направлял все средства, оставшиеся от разворовывания, не на попытку вывода Газы из гуманитарного коллапса, а на совершенствование своих военных способностей в борьбе против Израиля; то ли ХАМАС попытается, как бывало в прошлом, отвлечь внимание оголодавших жителей Газы от повседневных невзгод очередной военной провокацией и будет основательно и на этот раз окончательно побит Израилем. В любом случае конец один – это конец ХАМАСа. И тогда в сектор Газа, что называется на белом коне, въезжает Махмуд Аббас, возвращающий себе после десятилетнего перерыва власть над Газой и вообще абсолютную власть в палестинском мире. При этом располагает он не только белым конем, но и весьма приличной суммой американских денег, которые позволят ему ситуацию в Секторе несколько улучшить, что еще более упрочит его власть.

Именно этот путь и эти деньги могли быть, согласно моей гипотезе, предложены престарелому палестинскому руководителю президентом США Дональдом Трампом. Следует отметить, что в ракурсе палестино-израильского урегулирования снимается упрек в адрес Махмуда Аббаса – он, мол, не полноправен, не может представлять всех палестинцев и, стало быть, не партнер для переговоров. Нет, он теперь единственный, он всемогущий, и он существует на американские деньги.

Итак, палестинцы в руках, в кармане или в другом месте у Дональда Трампа. А что с Израилем? Он хочет прекращения террора и снятия требования о замораживании еврейского строительства на Западном берегу Иордана? Милости просим. Махмуд Аббас за Газу и деньги на ее восстановление внемлет убеждениям Вашингтона принять во внимание требование о прекращении выплат щедрых пособий террористам, отбывающим заключение в израильских тюрьмах, и семьям погибших. Более чем «принять во внимание» на этом этапе Аббас никак не может, поскольку одно слишком резкое движение в данном направлении, и он не доживет политически, а возможно и физически до обещанных Газы и денег. Но, если моя теория верна, рано или поздно глава ПНА сделает что-либо для сворачивания программы выплаты террористам и их родственникам. А без такого вспомоществования, число палестинцев, готовых рисковать своей жизнью в  терактах против Израиля, резко сократится. Идеология идеологией, а чистоган чистоганом.

Что касается второго требования еврейского государства – относительно поселений, то оно, по крайней мере, на данном этапе выполнено. Махмуд Аббас, считавший ранее выполнение требования о прекращении еврейского строительства на Западном берегу Иордана непременным предварительным условием возобновления переговоров с  Израилем, вдруг, как бы ни с того ни с сего это требование снял. А по-моему, с того, что это его часть обязательств в сделке с Трампом.

Существует еще ряд косвенных свидетельств в пользу моей гипотезы, такие как резкое изменение отношения израильского руководства к агентству ООН по помощи палестинским беженцам UNRWA — с весьма симпатизирующего ооновцам до крайне отрицательного (Раньше считали, что UNRWA хорошо тем, что несколько стабилизирует ситуацию в секторе Газа, нейтрализуя ХАМАС, а сейчас решили, чем хуже в Газе тем лучше – тем скорее падет ХАМАС).

Но главные соображения я вроде бы изложил. Понятно, что даже если в этом что-то есть, то речь идет лишь об отдельных фрагментах плана, вынашиваемого президентом-бизнесменом. А если все это плод моей фантазии, то те, кто могут, донесите, пожалуйста, это до Дональда Трампа. Может, пригодится.

11 июня 2017

Посол что осел

Ежели б мне кто это пересказал, я бы ни за что не поверил, но дело в том, что слышал сам собственными ушами в интервью посла России Александра Шеина ведущему телепередачи «Война и мир» Дмитрию Дубову (транслировалось по русскоязычному 9-му каналу израильского телевидения 9 июня).

Александр Петрович Шеин — опытнейший дипломат-ближневосточник (работал в Сирии, Ираке, Иордании, Тунисе), человек со стройным, логическим мышлением, выверенным каждым словом и звуком (вплоть до покашливания в определенных местах), без труда и с немалой долей убедительности отвечал на самые острые вопросы Дмитрия Дубова.

Он (Шеин) с честью выпутался из ловушки: израильские граждане — репатрианты из России в еврейском государстве, вроде бы прибывшие на историческую родину и присягнувшие ей на верность, и в то же время говорящие и думающие по-русски, с корнями, все еще впитывающими живительные соки российского чернозема (иносказание — имеется в виду «культура»), в общем, соотечественники, коими их желают считать в Москве.

Оказывается, эти соотечественники, не приведи Господь, не призываются стать «пятой колонной» в Израиле и верными сынами России-матушки в солнечной (порой чрезмерно) стране победившего сионизма. Вовсе нет, их миссия в качестве «соотечественников» Шеина заключается, по его словам, лишь в том, чтобы всемерно способствовать развитию отношений между обеими странами — Россией и Израилем. Что ж, миссия вполне благородна, и в Израиле, можно сказать с уверенностью, приветствуется несомненным большинством.

И все в этом интервью было взвешенно и размеренно, до ответа на вопрос интервьюера: «А как же это так — Россия, видящая в борьбе против террора, одно из своих международных предназначений, поддерживает весьма тесные связи с террористическими организациями «Хизбалла» и ХАМАС».

Тут и прозвучало нечто, на мой взгляд, невероятное. Вначале утверждение, которое при всей его несовместимости с израильской концепцией, мы все же слышали и раньше: «В России вообще не считают эти организации террористическими».

Но далее последовало обоснование (не ставлю далее кавычки, так как цитирую по памяти, но за точность смысловой нагрузки ручаюсь). Посол Шеин сказал, примерно следующее: Мы считаем террористами тех, кто совершает террористические действия против объектов, граждан и интересов России. «Хизбалла» же и ХАМАС подобных действий не осуществляли и не осуществляют, следовательно, они с точки зрения Москвы, террористическими не являются.

А то, что от терактов «Хизбаллы» и ХАМАС (включая ракетные обстрелы израильских населенных пунктов с территории сектора Газа) гибнут израильские граждане — из года в год, из месяца в месяц — мужчины и женщины, взрослые, престарелые и дети, это выходит не терроризм, не преступления, не убийства.

Нет, такая фраза не была произнесена российским послом, однако, согласитесь, что она абсолютно неукоснительно вытекает из сказанного им. При этом, учитывая отмеченные выше опытность, логичность мышления и выверенность произнесенного Шеиным, сказанное им никак нельзя списать на оговорку, на «в запале» и тем паче «сдуру». Тем более, что он счел нужным повторить постулат: «Хизбалла» и ХАМАС не террористы" дважды.

Тут скорее впору вспомнить поговорку «Посол что осел — что навьючат, то несет».
Значит ли это, что в Израиле следует не признавать террористами чеченских сепаратистов — ваххабитов? Ведь действовали они и проливали кровь в Грозном и Нальчике, Владивостоке и Беслане, ну и в Москве и Петербурге, но никак не в Петах-Тикве или Кирьят-Шмоне, Иерусалиме или Тель-Авиве?

Автобус с паломниками, христианами-коптами направлялся к монастырю Святого Самуила в провинции Аль-Мунья на юге Египта. Ему наперерез выскочили три джипа и террористы, находившиеся в них, открыли шквальный огонь. 29 пассажиров автобуса были убиты. На следующий день авиация египетской армии провела операцию против шести объектов якобы причастной к этому нападению террористической группировки «Совет «шуры» моджахедов Дерны», связанной и с «Аль-Каидой» и с «Исламским государством».

Почему такая срочность и масштабность операции? Что, переполнилась чаша терпения египетского руководства? Возможно. Только почему она, эта чаша, столь безответно вмещала прошлые атаки радикальных исламистов против христиан в Египте, не далее, скажем, как в апреле в  храмах Александрии и Танте (в обоих терактах погибло 45 человек)?
Тогда не исключено, что мы являемся свидетелями наступления D-Day – открытия фронта Египта в Ливии. В таком случае кроме удара по террористам этот шаг может преследовать и другие цели: отвлечение внимания населения Египта от  экономического кризиса в стране, из которого правительства Абдель Фатаха Ас-Сиси не в состоянии ее вывести, и одновременно заявку на участие в дележе «нефтяного пирога», коим так славна Ливия.

Тем более, что в Ливии Каир действует не без своего в настоящее время достаточно верного союзника, коим является командующий Ливийской национальной армией фельдмаршал Халифа Хафтар, ярый противник исламистов, который открыто заявил, что последняя операция египетских ВВС в Ливии проведена в тесной координации с его силами.

Судя по столь официально звучащему наименованию армии, военачальником которой является Хафтар, можно подумать, что речь идет о правительственных государственных силах, но в ливийском внутреннем хаосе это не так. Там ведь признанное ООН правительство существует в столице Триполи своим путем, а парламент, находящийся в оппозиции к нему – в городе Тобрук своим. Так вот Халифа Хафтар держит под своей командой армию, присягнувшую на верность парламенту. Правда, может быть, вернее было бы сказать, что бойцы присягнули на верность самому Хафтару, а он в свою очередь выбрал эгиду парламента, потому что парламентарии меньше досаждают ему своими указаниями. Фельдмаршал Халифа Хафтар – вероятнее всего наиболее сильная политическая и военная фигура в Ливии, которая кроме проегипетских симпатий известна в последние годы своей едва ли неоднозначной ставкой на Россию. (Отмечаю это с некоторой осторожностью, поскольку до этого Хафтар прожил 20 лет в США и считался чуть ли не агентом ЦРУ.)

И вот «упомянутый всуе» при описании многосторонней личности Хафтара на ливийско-египетскую арену выходит третий и, пожалуй, наиболее влиятельный игрок – Россия. Об интересе Москвы к этому забытому Богом уголку, или вернее углу и совсем не такому уж малому в Северной Африке, лежащему в развалинах и в хаосе разрухи после свержения Муамара Кадафи, говорили уже немало. Распространение своего влияния с одновременным ограничением влияния Запада; еще одно доказательство, что с Москвой, хочешь — не хочешь, а приходится считаться; планы создания российской базы ВМС в одном из ливийских портов, например, в Бенгази, да плюс к этому богатые нефтяные запасы Ливии, возможность продавать ей вооружение и участвовать в восстановлении ее  инфраструктуры – вполне достаточные мотивы для проявления подобного интереса.

В общем, вторая Сирия? В каком-то смысле, несомненно. Москва проявляет политическую активность в политическом урегулировании ливийского кризиса. Высокопоставленные российские представители принимают в Москве не только Халифу Хафтара, но и главу правительства в Триполи Фаиза Сараджа и председателя парламента в Тобруке Акилу Салеха. Пытается ли Россия выступить в роли посредника? «На поверхности» вроде бы да, но специалист по Ливии Незар Крикша делает упор на оговорку «на поверхности», утверждая, что «под столом» определенные действия Москвы ведут, наоборот, к дальнейшей дестабилизации в Ливии.

Если Россия действительно надумает активнее вмешиваться в ливийский кризис, то здесь, как и в случае с Сирией, у нее будет несомненный пособник. Если в горячих точках конфронтации Башара Асада с его противниками действуют сухопутные силы Ирана, потому как Россия своими солдатами рисковать не склонна, то в ливийских заварушках эту роль на себя может взять египетская армия. Два появившихся в последнее время сообщения в западных СМИ о том, что российские военные специалисты были замечены в расположении сил Хафтара, а спецназовцы из России якобы находились на базе в Египте неподалеку от границы с Ливией (даже если эта информация верна), не свидетельствуют о серьезном российском военном присутствии в Ливии. Но, как сказано, есть египтяне.

Более сомнительно, возьмет ли на себя Каир в Ливии, подобно Тегерану в Сирии, часть финансового бремени по «восстановлению порядка». А  без этого Москва, и так и финансово истощенная сирийским фронтом, вряд ли сможет взвалить на себя ливийский.

Поэтому, представляется, что в Москве не существует детально разработанной стратегии по Ливии. Тем не менее, если возможность разыграть там «сирийский гамбит» представится, то в Кремле, вне всякого сомнения, решат: а почему бы не попробовать.

Заголовок данного материала – это одновременно и оценка состоявшегося 22-23 мая визита президента США Дональда Трампа в Израиль.

Перед его (визита) началом обозреватели соревновались в догадках, какие бонусы принесет еврейскому государству прибытие на его землю столь произраильски вещавшего во  время избирательной кампании в США Трампа или каких неприятностей следует от него все же ждать Биньямину Нетаниягу и Ко. Объявит ли новый американский президент все-таки о переносе посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим или, по крайней мере, о признании Иерусалима столицей еврейского государства. Или же наоборот, постарается насильно усадить за стол переговоров обе стороны, вынуждая Израиль к дополнительным уступкам во имя усмотренных Трампом туманных перспектив мирного урегулирования палестино-израильского конфликта. Однако ни первого, ни второго, ни третьего не произошло.

Дональд Трамп вместе с, если и не первой красавицей в мире, то уж во всяком случае на редкость изящной и элегантной супругой Меланией, а также обращенной в иудаизм дочерью Иванкой и ее мужем урожденным евреем Джаредом Кушнером побывал у Стены Плача в Иерусалиме, став первым президентом США, посетившим эту еврейскую святыню. Правда, американский президент в этом случае отказался от сопровождения израильского премьера — кто говорил по политическим причинам – Стена Плача находится в Старом городе на территории, отвоеванной в 1967 году, кто говорил по религиозным – личная общение Трампа с Богом. Кроме проведения официальных встреч гость посетил музей памяти жертв Холокоста «Яд ва-Шем» и музей Израиля, одновременно и исторический и художественный. Всюду, выступая с короткими приветствиями или с более пространными речами, он говорил о пользе мира, в том числе и на Ближнем Востоке, и вреде террора, призывая бороться за первый и против второго. Трамп говорил о терроре вообще, Нетаниягу делал упор на террор конкретный – палестинский против Израиля. О таковом президент США лишь косвенно упомянул, выступая после встречи с главой Палестинской автономии Махмудом Аббасом в Бейт-Лехеме – Дональд Трамп подчеркнул, что против террора нельзя бороться, поддерживая его финансово, и все усмотрели в этом упрек в адрес руководства ПНА, которое выплачивает пособие террористам, отбывающим заключение в израильской тюрьме, и их родственникам. В Израиле были рады этому выпаду, так как подобный «денежный приз» террористам естественно считается израильтянами недопустимым.

Вообще, очень приятного для израильского уха и сердца в речах американского президента было хоть отбавляй. Трамп говорил о нерушимой связи еврейского народа с землей Израиля, воспевал силу духа народа Израиля и его достижения, а главное клялся, что США под его руководством будут всегда стоять плечом к плечу с Израилем и на его стороне, крепя и без того прочное стратегическое сотрудничество с ним.

При этом, по логике Дональда Трампа, подобная позиция вовсе не противоречит теснейшим отношениям Вашингтона с исламским миром, разумеется, умеренным, вроде Саудовской Аравии, откуда он, собственно говоря, и прибыл в Израиль. Потому, что, по его словам, мир делится не на противостоящих друг другу евреев и мусульман, а на радетелей за мир, в котором «дети не будут знать страха», и врагов такого мира, детей пугающих и калечащих.

Между прочим, создание оси США – Израиль – Саудовская Аравия плюс другие умеренные государства исламского мира некоторые и считают главной целью первого выезда президента США за границу. Он, однако, выступая в Израиле, подобную идею не развивал и о деталях создания такой коалиции не говорил.

Но, что кажется еще более странным, вопреки ожиданиям, ни слова не произнес Трамп и о деталях своего плана, при помощи которого ему якобы удастся, то, что было не по силам ни его предшественникам в США раньше, ни коллегам – руководителям других государств сегодня – достичь урегулирования палестино-израильского конфликта.

Объяснений тому я вижу два, вернее одно из двух. То ли у Трампа вовсе и нет никакого конкретного плана, что вполне вероятно, особенно, учитывая высказанное мною ранее утверждение о том, что окончательного, постоянного решения этой проблемы в настоящее время вообще не существует. То ли план существует, и его детали обсуждались строго за закрытыми дверями. Поверить в это труднее – чтобы все так секретно и никаких «утечек»? Впрочем, «утечки» были, хотя, во-первых, еще до визита, а во-вторых, без ссылки на сколько-нибудь достоверные источники. Поговаривают о предстоящей трехсторонней встрече руководителей США, Израиля и палестинцев, а еще о подготовке некой региональной конференции по урегулированию. Однако, пока это исключительно спекуляции, а мы-то с вами не спекулянты, ни в каком значении этого слова.

Чем ближе визит президента США Дональда Трампа в Израиль, тем яснее, что в Иерусалим прибудет не тот кандидат в президенты США, который делал заявления, более произраильские, чем можно было услышать от многих израильских руководителей, и утверждал, что ему все равно, каким будет решение палестино-израильско проблемы, лишь бы оно удовлетворяло обе стороны. В Израиль едет жесткий бизнесмен, коим Трамп сам именует себя, который успешно провел подготовительный этап вынашиваемой сделки – что называется, завлек партнеров, сам поверил в ее осуществимость и теперь переходит к следующему – усаживанию руководителей Израиля и палестинцев за стол переговоров. Они ведь, побывав у него в гостях в Белом доме, сами сказали, что к этому готовы: Биньямин Нетаниягу, повторив то, что он по сути говорил всегда, Махмуд Аббас, внезапно изменив тон и став миротворцем: «С Вами, господин президент США, под Вашим мужественным руководством готов на все».

Да, Дональду Трампу скорее всего удастся организовать встречу Нетаниягу-Аббас, которая, с этим не поспоришь, является необходимым условием для продвижения к решению проблемы. Но достаточным ли или, по крайней мере, вселяющим надежду? И тут ответ однозначный, хоть, по-видимому, неочевидный импульсивному и чрезмерно уверенному в себе Трампу. Нет, привлечение или принуждение сторон к переговорам, когда ни по каким проблемам даже не намечается сближения позиций, не только не конструктивно, но в каком-то плане даже деструктивно. Во-первых, после очередного тупика и провала участники переговоров все более и более теряют надежду на изыскание выхода, а во-вторых, в процессе переговоров стороны зачастую идут на уступки якобы для создания благоприятной атмосферы для дальнейшего прогресса. С израильской стороны это обычно шаги весьма конкретные и существенные, с палестинской чаще всего эфемерные, размытые обещания, которые, в конечном счете, не выполняются. Никакой атмосферы не создается, никакого прогресса не достигается, а позиции Израиля оказываются ослабленными.

Что же делать? Чем руководствоваться? Вначале сформулирую своего рода лемму, которая необходима для доказательства основного тезиса: утверждение о том, что палестинцы не хотят никакого мира с еврейским государством. Под словом «палестинцы» я имею в виду их политическое руководство и политически активный слой, во всеуслышание высказывающий свою точку зрения. Безмолвствующая, хоть и наиболее многочисленная масса роли практически не играет, так как, как сказано выше, молчит и лишь постепенно пополняет собой активную зомбированную группу. Арабы, жившие на этой территории, не готовы были смириться с созданием на ней еврейского государства – ни когда сто лет назад была опубликована декларация министра иностранных дел Великобритании Бальфура об идее создания национального очага еврейского народа (Глава ПНА Махмуд Аббас недавно потребовал от Лондона извинений за тот акт 1917 года.); ни в 1947-48 годах, когда было принято решение ООН о разделе Палестины и на этом основании возникло Государство Израиль; ни при последующих попытках урегулирования: в 2000 году, когда тогдашний премьер-министр Израиля Эгуд Барак сделал палестинцам самые заманчивые предложения; ни в 2008 году, когда с не менее щедрыми предложениями выступил другой израильский премьер — Эгуд Ольмерт.

Без стремления палестинцев к созданию собственного государства решение «два государства для двух народов», неосуществимо, а если каким-то чудом это и произойдет, то главари палестинцев сделают все, чтобы превратить свое политическое образование в расширенную Газу – средоточие террора против Израиля.

Тогда одно государство для двух народов? С огромной «пятой колонной», которая не скрывает своего стремления еврейское засилье уничтожить? Этому стремлению, хочешь – не хочешь, надо не дать реализоваться. Как? Только с помощью армии, сил безопасности, дополнительных мер предосторожности в отношении арабов, а значит, неминуемого ущемления их прав. Как же мгновенно различишь, кто из них лояльный, а кто с камнем за пазухой (в прямом и переносном смысле). То есть, государство апартеида, которое и идеологически аморально, и практически обречено?

Значит, ни одно из двух из двух решений, которые на слуху, нежизнеспособно, а третьего вроде бы  не дано. Региональное урегулирование с участием целого ряда умеренных арабских стран? Но этот прожект еще более эфемерен, чем предыдущие два. И я подвожу вас к крайне крамольному, но логически неизбежному заключению: решения нет, не существует. Разумеется, анализ весьма поверхностный – более пространного и детального не допускает ограниченный объем материала. Но я уверен, что и он, самый что ни на есть глубокий анализ, привел бы нас к тем же самым выводам.

Этому противится вся человеческая натура. Такого не может быть. Ведь мы же оптимисты. Надежда должна существовать всегда. Да, за исключением тех случаев, когда решения нет, и тогда вера в него и уступки во имя него это не что иное, как преступное прекраснодушие.

Но даже в Израиле это понятно далеко не всем. Практически никто из израильских руководителей не высказывает этот «постыдный пессимизм» вслух. Я практически не припоминаю никого из политических деятелей первого ранга (за исключением в какой-то момент нынешнего министра обороны Авигдора Либермана), кто однозначно, со всей категоричностью провозгласил бы: окончательного решения нет, а, значит, надо думать о промежуточных, о которых и вести переговоры.

Я вовсе не уверен, что убедил вас в том, что моя концепция единственно верная. Не убедил и не надо. Только все-таки признайте, что она имеет право на существование, и ее сторонники вправе ее отстаивать и проводить вытекающую из нее политическую линию. А что это за линия? Сидеть, сложа руки? Ни в коем случае. Процесс-то идет, и нужно неусыпно и со всей твердостью и непреклонностью следить за тем, чтобы изменения, происходящие в его ходе, не наносили ущерб Израилю, прежде всего в сфере безопасности.

Ящур на службе Израиля или Израиль на службе ящура? Во всяком случае, агентство ХАМАС «Палестинский информационный центр» (ПИЦ) утверждает: «Сион» помогает ящуру уничтожать фермерские хозяйства в Газе». ПИЦ обвиняет израильские власти в том, что они задержали передачу в сектор Газа вакцины против ящура. При этом в сообщении признается, что министерство сельского хозяйства Израиля само предложило палестинским фермерам эту вакцину, причем, бесплатно, безвозмездно. Однако, по мнению ПИЦ, Израилем движет не  благотворительность, а опасение, что ящур, занесенный в Газу из Египта, перекинется в еврейские кибуцы неподалеку от границы с Газой. Тогда непонятно, почему передача вакцины была задержана — не «гол ли это в собственные ворота: не угрожает ли это израильским кибуцам? Но не на логике строится палестинская пропаганда – главное, чтоб все поняли: «Ящур и сионисты заодно, они – близнецы-братья».

Палестинская администрация своеобразно объясняет, почему она платит щедрые пособия террористам, отбывающим заключение в израильских тюрьмах, и их родственникам. Оказывается, это делается для того, чтобы уберечь их от экстремизма. «Если не будем помогать им финансово мы, то это станут делать «Исламское государство» и другие радикальные группировки, и заключенные пойдут у них на поводу», — оправдывает свою политику руководство ПНА.

Нет, я ни в коем случае не сторонник президента Сирии Башара Асада, но решение парламентариев в Лондоне добиваться лишения британского гражданства супруги Башара – Асмы Асад, уроженки Великобритании, представляется мне никак не методом борьбы с режимом диктатора в Дамаске, а скорее курьезом. Против мужика ничего сделать не в состоянии, так решили отыграться на бабе?

В Израиле удивляются, как может ООН поступать так несправедливо, осуждая еврейское государство по сути за борьбу с террором. Может, и это в общем-то неудивительно, поскольку решения этой организации вообще абсолютно ангажированы и непредсказуемы и в других областях. Вот пример: представитель Саудовской Аравии избран в состав Комитета ООН по правам женщин в то время, как эта страна является притчей во языцех по нарушению этих прав. В Саудовской Аравии женщинам запрещено заниматься политикой, совершать путешествия без сопровождения родственников-мужчин, посещать спортивные состязания, в которых участвуют мужчины. Тем не менее, 47 из 54 членов Комиссии ООН по правам женщин проголосовали за привлечение Эр-Рияда к ее работе.

Межарабский спутниковый канал «Аль-Вахда» вновь предупреждает против тайного оружия Запада – порнографии, которую он (Запад) через интернет сознательно внедряет якобы в арабский мир. Речь об этом шла на состоявшейся в Каире «Арабской неделе понимания рисков, связанных с порнографией». В ходе данного форума были представлены, в частности, результаты следующих исследований»:
1. Вследствие просмотра порнографических фильмов у мужчин с годами становится меньше «серого вещества» в мозге;
2. Арабские юноши перенимают сексуальным навыки из порнографических фильмов и пытаются воплотить подобные сцены в жизнь, у них не получается, и это негативно сказывается на браке.

Ну, порнография порнографий, но причем тут шахматы? Тем не менее, в  Турции мусульманский проповедник Ахмет Махмут Унлю наложил проклятие на эту игру. По сообщениям турецкого агентства Anadolu, проповедник провозгласил: «Игра в шахматы более грешна, чем игорный бизнес и употребление в пищу свинины. Большинство людей, которые играют в шахматы, — лжецы. Пусть будет проклята эта игра… Нужно молиться вместо того, чтобы играть в шахматы». Против него был подан иск с обвинением в разжигании социальной ненависти и вражды, но прокуратура Стамбула иск отклонила, приняв доводы проповедника о том, что его слова следует рассматривать в контексте права на свободу мнений. Чем шахматы и играющие в них так уж провинились перед Ахметом Махмутом Унлю, непонятно.

Харви Кеньен был вызван на опрос в посольство США в Лондоне. Причиной послужила ошибка при заполнении анкеты на получение визы в США – в ответе на вопрос, имеет ли он какое-нибудь отношение к террористической деятельности, шпионажу, саботажу или геноциду, по ошибке был отмечет вариант «Да». Сотрудники посольства США проявили, конечно, похвальную бдительность, только анкету Харви заполнял его дед, он и допустил досадную ошибку, а самому Харви только-только исполнилось три месяца. Не помогли и представленные впоследствии объяснения и шутка деда, что из всех действий, которые можно связать с геноцидом и шпионажем, его внук был замечен разве что в том, что изгаживает подгузников больше, чем среднестатистический ребенок. У сотрудников американского посольств начисто отсутствует чувство юмора, и они категорически потребовали, чтобы Харви доставили на допрос, рассказал дед корреспонденту газеты The Gardian и далее с гордостью отметил, что его внук выдержал эту процедуру с честью – ни разу не заплакал.

Некоторое время назад израильский премьер-министр Биньямин Нетаниягу отказался принять министра иностранных дел Германии Зигмара Габриэля из-за того, что тот в ходе визита в Израиль решил встретиться с представителями крайних пропалестинских организаций. Я даже собирался написать об этом, но в тот момент были темы поважнее, и я решил: ну, отказал от дома немцу, ну и ладно — проехали. Однако тем временем наступили Дни памяти жертв Холокоста и солдат, павших в войнах за Израиль, и инцидент с Габриэлем как бы предстал на их фоне. Более того мне стало ясно, что речь идет не только о чем-то исключительно израильском или еврейском, а об общечеловеческом и национальном достоинстве. Посему позвольте представить вам нижеследующий материал.

Во-первых, встречу с кем на самом деле предпочел глава МИД Германии приему у израильского премьера? Организации «Шоврим штика» («Нарушаем молчание») и «Бе-Целем» («По образу и подобию») именуют себя правозащитными, вступающими в действие, правда, не во всех случаях, когда нарушаются права человека, а только в тех ситуациях, когда этот человек — палестинец. Ну что ж, и это вроде бы весьма похвально, только на самом деле члены этих организаций занимаются на деле не столько защитой чьих-то прав, сколько дискредитацией или даже делигитимацией еврейского государства. Один из аспектов их деятельности отметил Биньямин Нетаниягу, который, мотивируя отказ принимать Габриэля, сказал, что «не общается с дипломатами, которые, приезжая в Израиль, встречаются с организациями, очерняющими солдат ЦАХАЛ и требующими судить их как военных преступников». Кроме того эти «правозащитники» провоцируют израильские службы безопасности на антипалестинские действия, а, если этого оказывается недостаточным для антиизраильского скупа, то просто на просто фальсифицируют факты. Кто они такие «нарушители молчания»? Ведь они израильтяне, евреи? Да, но частично продавшиеся врагу, а большей частью паталогические психически неполноценные люди, снедаемые ненавистью к собственным корням, к собственным истокам, а еще упивающиеся сознанием: все вокруг — подонки, а мы — «честь и совесть эпохи».

Теперь, кто такой Зигмар Габриэль? Сын нацистского преступника, признанного таковым немецким судом. Но сын за отца не в ответе. Только зачем же сын называет Израиль режимом апартеида, как сделал Зигмар Габриэль в 2012 году, находясь с визитом в Израиле в качестве кандидата от Социал-демократической партии в канцлеры Германии. И еще придающий столь большое внимание правам человека руководитель внешнеполитического ведомства Германии почему-то категорически отказался встречаться в Израиле с правозащитниками национального лагеря, поселенческого движения.

Тем не менее, в Израиле нашлось немало таких, кто осудил премьер-министра за отказ принимать немецкого гостя — мол, это недипломатично и наносит ущерб отношениям с одной из основных европейских держав. Эти страны действительно для Израиля ведущие экономические партнеры и важные политические союзники, хотя во втором случае с некоторыми существенными оговорками. Так сложилось, что с момента создания Государства Израиль или по крайне мере после Шестидневной воны 1967 года европейские гранды стали применять политику двойных стандартов: между собой полное невмешательство во внутренние дел друг друга и максимальная корректность и предупредительность, в отношении же Израиля спрос, как со шкодливого малолетки, находящегося в зависимости от них, взрослых и авторитетных. Причем, от Израиля требовали оправданий за действия, направленные на обеспечение национальной безопасности, защиту своих граждан. В последнее время они, эти законодатели европейской моды не ограничиваются демаршами на международной арене, а протягивают руки и внутрь Израиля, подпитывая финансово антиправительственные, а по сути, антинациональные группировки и оказывая им политическую поддержку, как поступил Габриэль.

Так не пришло ли время показать, что Израиль не проштрафившийся мальчик для битья, а самостоятельное государство с моралью, по крайней мере, не уступающей Германии с ее нацистским прошлым? А если пришло, то не поступил ли именно так Биньямин Нетаниягу и, стало быть, ему за это честь и хвала? Нет, военнослужащие, павшие в борьбе за создание и сохранение Государства Израиль — герои, национальная гордость еврейского государства, а никак не преступники, сказал он как бы германскому министру и миру.

Что же касается связи с памятью жертв Холокоста, то об этом прекрасно написала известная израильская журналистка Сара Бак, сама из семьи переживших Катастрофу. Главный смысл ее статьи в израильской газете «Маарив» сводится к следующему: «Я считаю, что Нетаниягу защищал в этом случае честь моей бабушки Бэллы и дедушки Ехиэля, прошедших через нацистские лагеря смерти. В тех нечеловеческих условиях они вынуждены были заботиться только о выживании, хотя в душе их жили высокие идеалы. Сегодня премьер-министр Израиля утвердил, отстоял эти идеалы, идеалы достоинства, человеческого и национального».

Президент США Дональд Трамп грядет в Израиль. Его ждут здесь 22 мая и ждут непременно с подарком. В первый момент, сразу после сообщения о предстоящем визите появились предположения, что таким гостинцем станет реализация решения о переносе посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Кстати, Трампу не пришлось бы в этом случае «изобретать велосипед» — решение о переносе американской дипломатической миссии в Иерусалим было принято Конгрессом США еще в 1995 году и с тех пор лишь откладывалось. Подобный шаг был бы и очень ко времени, поскольку американский президент посетит еврейское государство непосредственно в канун Дня Иерусалима, отмечаемого в Израиле в этом году 23-24 мая. (Дата этого праздника установлена по еврейскому календарю и поэтому изменяется из года в год по грегорианскому.)

Однако, не прошло и нескольких дней, и эта «светлая надежда» практически рассеялась – из Вашингтона стали поступать сообщения, что такого подарка Дональд Трамп, по-видимому, не привезет, а ограничится чем-то поменьше – заявит, что признает Израиль столицей Израиля. «Пустячок, а приятно»? Нет, вовсе не пустячок, тем более что «иерусалимский процесс» сейчас вроде бы пошел, причем толчок к этому дала не столько Америка, сколько Россия.

Я говорю, разумеется, о заявлении МИД РФ, в котором указано: «Считаем необходимым заявить, что в этом контексте рассматриваем Западный Иерусалим в качестве столицы Государства Израиль». Остается понять, в каком таком «этом контексте». Ответ на это дает предыдущая фраза: «Прежде всего, утверждается статус Восточного Иерусалима как столицы будущего палестинского государства». Означает ли это, что Москва согласна считать Западный Иерусалим столицей еврейского государства только при условии, что Восточная часть города получит статус столицы палестинского государства, и вторая часть — про Израиль вообще лишь предпосылка для еще одного категорического провозглашения права палестинцев на Восточный Иерусалим. Но ведь про права палестинцев мы не раз слышали из уст российских руководителей в прошлом, а про Западный Иерусалим как столицу еврейского государства мы прозвучало впервые. Подобное заявление не делается исключительно как дорожка для разбега, без него ведь вполне можно было обойтись. Что намеревался этим сказать МИД РФ, израильскому руководству пообещал разъяснить российский посол Александр Шеин. На момент написания данного материала он еще этого не сделал – будем ждать.

Будем ждать и того, что скажет или не скажет об Иерусалиме президент США Дональд Трамп в ходе визита в Израиль. Если сделает ожидаемое заявление, не прозвучит ли в нем каких-либо ограничений и условий? Станет ли оно безусловным свидетельством принятия закона Кнессета от 1980 года об Иерусалиме как единой и неделимой столице Государства Израиль?

А тем временем в политических кулуарах и в СМИ циркулирует еще один слух: может, подарок Трампа будет касаться вовсе не Иерусалима, а Голан. По этой версии, американский руководитель передаст израильскому премьер-министру Биньямину Нетаниягу свое президентское письмо о признании прав Израиля на Голанские высоты. Нет, это не абсолютно новая идея – она проговаривалась и ранее за закрытыми дверями. Поясню, это (если произойдет), во-первых, все же не будет означать официального признания такого права американским государством – речь идет лишь о президентском письме. А во-вторых, даже сам президент не станет, скорее всего, говорить впрямую об израильском суверенитете – он, вероятно, отметит, то, учитывая ситуацию в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, Израиль не может отказаться от своего присутствия на Голанских высотах – или что-то в таком роде. Однако мне представляется, что, как раз учитывая ситуацию в Сирии, где Вашингтон претендует на активную роль в урегулировании конфликта, президент США вряд ли решится на столь одиозный шаг как признание прав Израиля на Голанские высоты, которые Дамаск считает своей территорией.

Вроде бы причем она? Утверждение влияния России на Ближнем Востоке; возвращение США при Трампе в этот регион, похеренный Обамой; будущее режима Башара Асада; борьба с исламским радикализмом и, в частности с террористической организацией «Исламское государство»; бомбардировки собственного народа сирийскими ВВС с применением отравляющих газов; атаки американцев на базы сирийской армии. А евреи причем? То есть Израиль, конечно, причем – все это происходит в непосредственной близости к его границам. Но я говорю о еврейском факторе в целом, его роли в вышеупомянутых событиях и процессах. Вроде бы его и нет, но это выглядит совсем не так, если мы говорим об информационной войне и методах ее ведения со стороны России. Такое впечатление, что здесь проявляется тенденция, хорошо известная со времен кампании против «безродных космополитов» в сталинские времена: мировой сионизм как пособник американского империализма.

Российские СМИ (прежде всего, разумеется, пропагандистские прокремлевские) опубликовали ряд материалов, из которых следует, что власть в США принадлежит не президенту Дональду Трампу, а сионистскому лобби во главе с, как пишет редактор «Аргументов недели» Андрей Угланов, «советником-зятьком» еврейского происхождения Джаредом Кушнером. Мужу активно помогает дочь Трампа – Иванка, прошедшая гиюр, т.е. обращенная в еврейство. Именно ее нервное потрясение при виде жертв последнего инцидента с применением химического оружия в Сирии и стало, по одной из версий, причиной решения Дональда Трампа дать приказ бомбить авиабазу сирийских ВВС в Шайрате. Но Иванка-то что? Она лишь орудие, инструмент в руках еврейской общины. А вот Кушнер тот в сионистском лобби заправляет, и на первом месте у него всегда Израиль.

Угланов сравнивает Джареда Кушнера в США с Борисом Березовским в свое время в России и даже угрожает зятю американского президента: «У Бориса Березовского уже была красивая смерть».

Однако сионистское лобби, предупреждают борцы с ним, действует не только вовне России, но и внутри нее. «Враждебная пропаганда, лживая и трусливая, ведется его филиалами в России – либерал-сионистами, либерал-фашистами, скажем так, охвостьем», — пишет в статье весьма респектабельном электронном издании «Бизнес-онлайн» известный «почитатель евреев» Максим Шевченко.

Примеров разыгрывания антисемитской карты в средствах информации России можно привести немало, но я ведь не собираюсь писать обзор. Поэтому упомяну еще лишь фильм о династии Ротшильдов, который демонстрировался не где-нибудь, а на Первом канале российского телевидения. И даже не буду разбирать весь фильм, а отмечу лишь одну приведенную в нем карикатуру: свиноматка с надписью «Банк Ротшильда» откармливает прильнувших к ее соскам трех поросят, на которых флаги США и Израиля и надписи – ИГ, Аль-Каида и Боро-Харам.

Но примечательно, что для атаки на США все методы хороши — как упомянутые выше антисемитские, так и диаметрально противоположные – радение за евреев, оскорбляемых империалистами. Вспомните, с каким остервенением накинулись российские СМИ на пресс-секретаря Белого дома Шона Спейсера, заявившего, что сирийский диктатор Башар Асад хуже Гитлера, который якобы не пал так низко, чтобы применять отравляющий газ. А газовые камеры Освенцима и других лагерей смерти?! Действительно неслыханная глупость рупора вашингтонской администрации и полное безобразие. Спейсер объяснил, что имел в виду применение отравляющих газов против собственного народа или на поле боя, а про Холокост он в тот момент не подумал, за что извинился, причем, неоднократно. Это не помешало российским СМИ назвать Спейсера отъявленным врагом еврейского народа и распространить обвинения в антисемитизме на всю новую американскую администрацию, которую в других публикациях она же клеймила как просионистскую.

В общем, кто помнит детское стихотворение Маршака «А что у вас?»: «Мамы разные нужны, мамы всякие важны» — в информационном наступлении на Вашингтон нужны и важны и антисемиты, и филосемиты, а, учитывая привлечение некоторых израильтян к дискуссиям в российских СМИ, и сами семиты.

Что касается последнего, то рассказывают, что, когда не особо жаловавшего Израиль ректора Оксфорда, спросили, правда ли, что в стенах вверенного ему учебного заведения учился Игаль Алон (ставший впоследствии одним из руководителей Израиля), ректор ответил: «Правда, но Оксфорд за всех своих выпускников не отвечает». Так и Израиль не в ответе за всех своих граждан, в частности, тех, кто ищет известность, если не денежное вознаграждение, ценой выгодных кремлевскому режиму заявлений в российских СМИ.

Краткая предыстория. После действий России в Украине и аннексии Крыма международная позиция Москвы стремительно покатилась под откос. Всеобщее осуждение и санкции Запада заметно сказались на России. Стратеги в Москве стали думать — гадать, как им из этой глубокой ямы выбираться, и придумали: Сирия, вмешательство в сирийский кризис во имя провозглашенной благородной цели — борьбы с террором, а на самом деле ради поддержки под этим флагом своего союзника — Башара Асада. И ход блестяще удался — Россия добилась изменения ситуации в Сирии, в частности, в борьбе против «Исламского государства». Это было признано в западных столицах, где стали поговаривать, что Москва — важный союзник в борьбе против исламского радикализма и что без нее нельзя. И самое главное для Москвы — не пришло ли время задуматься об отмене антироссийских санкций. Но затем произошли события, породившие мысль, а не зашел ли президент России Владимир Путин слишком далеко, не поставил ли он под угрозу приобретенные политические дивиденды.

Москва без устали защищала дамасский режим на международной арене. Не остановилась Россия и после того, как регулярная армия Сирии была обвинена в повторном применении химического оружия в начале текущего месяца, того самого оружия которого, по утверждению российских представителей, у Асада давно уже нет. Россия и США расходятся во мнениях, действительно ли самолеты сирийский ВВС сбросили бомбы с отравляющим газом 4 апреля на населенный пункт Хан-Шейхун в провинции Идлиб. С точки зрения теоретической, логической, подобное действие, если оно действительно было совершено, иначе как крайне странным не назовешь. С чего бы это сирийской армии, и так одерживающей в последнее время победу за победой при поддержке российского контингента и не испытывающей недостатка в конвенциональном оружии, прибегать вдруг к запрещенному химическому? С другой стороны, рассуждения рассуждениями, а американская разведка утверждает, что у нее есть неопровержимые доказательства этого нового преступления режима Асада, и Вашингтон понемногу предоставляет их на всеобщее обозрение. В Москве, правда, не признают ни одно из них убедительным. Но одно очевидно: практически все на Западе считают факт использования химического оружия режимом Асада несомненным и «все кивают как китайские болванчики», по выражению Путина.

Тут грянула операция США против сирийского военного аэродрома в Шайрате, откуда, по сведениям американской разведки, вылетали самолеты, сбрасывавшие бомбы с отравляющим газом на Хан-Шайхун. Как уж было принято это решение, не знаю — верить ли легенде некоторых американских СМИ, согласно которой президенту Трампу позвонила его любимая дочь Иванка и со слезами в голосе сказала: «Пап, не могу смотреть на фотографии деток, погибших в муках от отравления газом. Надо что-то делать!», и Трамп тут же позвонил своему министру обороны «бешенному псу» Мэттису и приказал: «Летите, голуби (или ястребы), бомбить это животное!». (Подобное наименование президента Сирии Трамп озвучил впоследствии в телеэфире)? Или решение провести операцию было менее эмоциональным и более продуманным? В любом случае Дональд Трамп на деле доказал, что, во-первых, он не Барак Обама, при котором Россия могла действовать, по большому счету не опасаясь реакции Вашингтона, а во-вторых, что грубейшим образом ошиблись те, кто полагал, будто новый хозяин Белого дома, что называется, в кармане Путина.

А затем стороны полезли на те высокие деревья, которые упоминаются в заголовке данного поста. Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что Москва то ли знала заранее о химической атаке и даже была причастна к этому, то ли продемонстрировала свою полную некомпетентность. Глава внешнеполитического ведомства США потребовал, чтобы в Кремле определились, с кем они: с США и западным миром или с Асадом и Ираном. Российский президент Путин, со своей стороны, назвал обстрел американцами аэродрома в Шайрате провокацией, международным преступлением и пригрозил жестким ответом на подобные действия. Он также объявил о приостановлении действия Меморандума о безопасности полетов самолетов обеих сторон в Сирии.

А тут еще выходка заместителя постпреда России Владимира Свфронкова в ООН. Когда Россия блокировала в Совете Безопасности осуждение Сирии за применения химического оружия, Сафронков, ну точно как хулиган в подворотне, с отъявленными блатными интонациями сказал представителю Великобритании Мэтью Райкрофту: «Что ты глаза отводишь? Ты посмотри на меня, глаз не отводи! Не смей оскорблять Россию больше!»

Вот в такой безрадостной обстановке (поговаривали о том, что россияне вообще подумывали отменить этот визит) Рекс Тиллерсон прибыл в Москву, где его ждал для переговоров министр иностранных дел России Сергей Лавров, который, наговорившись с американским коллегой всласть, повез его на незапланированное заранее рандеву с Владимиром Путиным. Последнее уже свидетельствовало о многом, в первую очередь о том, что руководство обеих государств, доведя напряжение до предела, словно проверяя, кто первым сдрейфит (но такового не оказалось) решило немного поостыть, смягчить или по крайней мере законсервировать кризис. Глава российского МИД объявил, что они с Рексом (подчеркнуто назвав американского гостя по имени) стали намного лучше понимать позиции друг друга. Правда, из заявлений обоих (как Сергея, так и Рекса) на совместной пресс-конференции следовало, что по кардинальным проблемам касательно Сирии они предпочли, что называется договориться не договариваться. Прежде всего, это касается будущего Башара Асада. Американцы, вернувшие в свете последних событий на повестку дня требование об уходе Асада, не намеренны теперь от этого отказываться. Тиллерсон сказал в Москве: «Режим Асада пришел к концу, и Россия может помочь ему это понять». Лавров ответил: «Мы неоднократно убеждались в последнее время, что резкое смещение руководителя даже с диктаторскими наклонностями в арабском мире ни к чему хорошему не приводит».

Пока Лавров и Тиллерсон трудились в поте лица в Москве, из Вашингтона донесся голос Трампа, который мечтательно изрек: «Хорошо бы все же поладить с Москвой». И, может быть, самое главное, российский президент объявил, что Меморандум о безопасности полетов в Сирии, действие которого он сгоряча приостановил, останется в силе. А важно это прежде всего потому, что порой даже при нежелании политического руководства доводить противостояние до максимума, в результате действий «на местности» военного командования конфликт может стать неуправляемым.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире