sergei_mitrohin

Сергей Митрохин

22 мая 2017

F

В селе Молоди под Чеховым прошёл сход граждан против застройки Молодинского поля, на котором в 1572 году русское войско разбило орды крымского хана Девлет Гирея. Благодаря этой победе была спасена Москва, которую Гирей сжёг за год до этого и был уверен, что на этот раз он ее завоюет и станет ханом всея Руси. Возрождение татарского ига было реально, как никогда.

Молодинское поле, вдали виден храм XVII века

И вот в год 445-летия этой великой победы, благодаря которой была спасена не только Москва, но и вся Россия, губернатор Московской области Воробьев дал разрешение на перевод Молодинского поля из с/х земель в промышленные с целью строительства на нем логистического центра.

Вместо экологически-чистой сельскохозяйственной зоны, в которой полностью сохраняется исторический пейзаж, здесь будет конгломерат железобетонных коробок, круглосуточный рёв и вонь грузового транспорта.

Москве, которую здесь войско воеводы Михаила Воротынского не дало превратить в такое же поле для ханских табунов, на это совершенно наплевать. В равнодушии к судьбе природно-исторического комплекса Кремль, Минкульт и Минобороны демонстрируют полное ЕДИНОдушие. О мэрии я даже не говорю: ее кроме реновации сейчас вообще ничего не интересует. Археологические раскопки на поле жители оплачивают из своего кармана.

Исторический ландшафт и экологически чистая сельскохозяйственная экономика — не единственное, что отняли у жителей Молоди.

Ещё «Единая Россия» также, как у многих сотен других поселков Подмосковья, отняла у них право самоуправления. Муниципальное образование распущено, Совет депутатов разогнан, собственный бюджет ликвидирован. Теперь тут всем управляют сверху — из городского округа, совпадающего с Чеховским районом. Да и район – единица условная. Генплан территории, вычеркнувший из географии Молодинское поле, утверждала Областная Дума. Т. е., поскольку она абсолютно карманная – губернатор Воробьев.

К тому же в районе отменены выборы его Главы и председателя Совета. Первого теперь назначает губернатор, а второй избирается депутатами из своего состава. Население Молоди на публичных слушаниях высказалось против всех этих преобразований, но Единая Россия покончила с самоуправлением не моргнув глазом, также как с сельским хозяйством поселения и его исторической святыней национального масштаба.

В чем не откажешь этой партии, так это в последовательности. Нелогично лишать право выбора, оставляя какую-ту там историческую память. Где безгласие, да будет там и беспамятство. А вместо зеленого поля – серый железобетонный «пейзаж».

Эту футболку жители сделали сами, поэтому получить ее в подарок особенно приятно

Жители Молоди спросили меня, как такое может быть: с утра до ночи по телеканалам и в Государственной Думе единороссы говорят о патриотизме. Рвут на груди рубахи, радея за Родину, окружённую кольцом хищных агрессоров. Жизнь готовы отдать в борьбе с ее врагами, особенно внутренними. А тут – такое скотство по отношению к природе и истории этой Родины, ее народа. К тем, кто на поле боя реально, а не в угаре депутатской риторики самого страшного на тот момент врага России.

На это я ответил, что сегодня в нашей стране существует два вида патриотизма. Первый — патриотизм как любовь к родине. О нем не кричат на каждом углу, как не кричат, например, о любви к родителям, детям и спутникам жизни. Носители этого патриотизма понимают, что такое историческая память и насколько ценны ее материальные атрибуты – старинные здания, исконные природные ландшафты.

О втором виде патриотизма когда-то хорошо сказал Самюэль Джонсон, назвав его «последним прибежищем негодяев». Идеология, которая включает в публике сильные эмоциональные комплексы, уводящие внимание от подлости, воровства и прочего негодяйства идеологизирующего. При этом исторические памятники являются не предметами искренних чувств, а жертвами самого негодяйства.

Объединить эти два вида совершенно невозможно. Те, кто искренне любят Родину, никогда не станут негодяями. А негодяи никогда не полюбят Родину искренне.

Сдается мне, что в ближайшее время эти два патриотизма схлестнутся в битве за Молодинское поле. У жителей села для этого уже заготовлен флаг.

Бандитская расправа боевиков— ЧОПовцев из ООО «Прогресс» с жителями-защитниками своего двора произошла сегодня по адресу Подмосковная-14. В 2.00 во двор с разгону въехал экскаватор и раздавил машины жителей, поставленные у ворот стройплощадки. Людей, выбежавших во двор спасать своё имущество, начали избивать примерно 30 ублюдков спортивного телосложения. Тяжелые ушибы получили 2 женщины и 2 мужчины.

Полиция из ОВД Покровсое-Стрешнево забрала всех подряд, но боевиков быстро отпустила, а на жителей долго оказывала псих давление, требуя прекратить сопротивление точечной застройке.

Днём на территории бывшего детсада начались работы по его сносу. Рёв бульдозеров разбудил детей в школе-детсаде Росток-830, который находится вплотную к стройплощадке.

Напомню, что во дворе на месте одного детского сада и вплотную к другому, а также жилым домам планируется построить элитную многоэтажку класса «Клубный дом». Такая вот «реновация» началась в отдельно взятом московском дворе.

Случившееся — мрачное предупреждение огромному количеству москвичей, в чьих дворах скоро начнут строить стартовые дома в рамках «реновации»  — теперь уже общегородской.

Всю полноту ответственности за случившееся я возлагаю на мэра Москвы Собянина, который проводит градостроительную политику, чреватую такого рода террором против ни в чем не повинных москвичей. Это главная причина халатного отношения полиции к выполнению своих обязанностей. Мэрия просто приказала ей в таких случаях не вмешиваться и в любой ситуации выгораживать застройщиков со всеми их подручными.

Вчера Мосгордума приняла закон «О дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав физических и юридических лиц при осуществлении реновации жилищного фонда в городе Москве».

Он уже преподносится мэрией как величайшая уступка и предоставление неких незыблемых гарантий жителям сносимых домов. На самом деле все это – блеф.

По этому закону, мнение людей в процессе «реновации» не значит ничего. 1) Речь идёт только о собственниках и нанимателях по соцнайму. Не учитываются интересы владельцев нежилых помещений, нанимателей и арендаторов, которые снимают помещения не по договорам соцнайма. (п. 1 ст. 1).

2) Но и собственники, которые в меньшинстве, остаются в пролете. Для них отменяется Конституция, Гражданский, Жилищный и Кодексы – в тех частях, где эти законы ГАРАНТИРУЮТ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ. Сегодня изъять у вас дом можно только по состоянию его аварийности, которая приравнивается к государственным нуждам. После принятия законостряпни от Собянина можно будет изъять решением 23 голосов ваших соседей. При этом везде к ним присоседится от имени города Департамент городского имущества, на чьем балансе находятся нежилые помещения и квартиры лиц, перечисленных в первом пункте.

3) Власти сами определяют, как будут считать голоса, и решают, согласны жители на снос или нет. Максимально облегчается задача изобразить, будто все согласны (тот же пункт). Эта норма направлена на легализацию мошеннических уловок, включая ресурс «Активный гражданин».

4) Не учитываются договоры служебного найма, по которым живут тысячи людей. Они окажутся на улице, если власти не решат найти им другое жильё (п. 1 ст. 4).

5) Жильё будет заведомо и априорно неравнозначным. Ведь дело не только в квадратных метрах и числе комнат. Новая квартира может оказаться где угодно в пределах района. Например, до метро будет уже не 5 минут, а все 30, под окнами окажется крупная авто— или ж/д— магистраль. Либо просто: раньше дом утопал в зелени, а теперь киснет в унылом пейзаже многоэтажек…

6) Все нормы про «те же условия» – условные во всех смыслах: при желании их легко обойти (п. 3 ст. 4).

7) Введена лазейка про отказ от улучшения жилищных условий (п. 2 ст. 6).Т.е. тех, кому такое улучшение положено, будут всячески подталкивать к отказу.

Чего в законе нет?

1) адекватного порядка голосования;

2) уведомления всех собственников о том, что их дом собираются снести;

3) информирования при опросе, куда собираются переселять; 4) внятной процедуры определения и выплаты компенсации. Равноценность определяется непонятно в какой момент: ДО публикации сноснОго списка или ПОСЛЕ? Во втором случае мэрские риэлторы вам такую «равноценность» впендюрят, что мало не покажется!

5) публичных слушаний о строительстве новых домов. У тех, под чьими окнами появится «стартовый дом», никаких прав вообще не имеется.

Закон введется в действие одновременно с пока ещё не принятым (!) федеральным законом – в уверенности, что ФЗ будет принят в том виде, какой нужен С. С. Собянину (п. 1 ст. 12 Закона Москвы). Так оно и произойдет, но хоть какие-то приличия должны соблюдаться! Юридический финт, неслыханный не только в мировой, но даже в бесшабашной отечественной практике. Он означает, что не только de facto, но и de jure у нас признается, что парламент – карманный.

Проект «реновации» сначала вконец испортил федеральное законотворчество, а теперь окончательно растлил московское. Сам этот термин уже — анахронизм. В средние века плохие правители занимались порчей монеты, а теперь практикуют порчу законов. Законотворчество в РФ постепенно трансформировалось в законопорчу.

Главная порча касается, конечно, прав собственности. Сама концепция их меняется. Если судьбой вашей квартиры распоряжаются соседи, то это уже не римское право, а первобытно-общинное.

Каково качество закона, таково же оное и гарантий, предоставляемых мэром переселенцам. Как порченая монета, — вроде блестит золотом, а поскребешь, оказывается, — гораздо менее благородный металл.

В общем, какие-то подпорченные получились гарантии от мэра, мягко говоря, с гнильцой.

Если в московском бюджете появились такие неслыханные деньги на реновацию, то предлагаю начать ее с Капотни. Что в Москве надо сносить в первую очередь, так это НПЗ, который на протяжении многих лет в буквальном смысле отравляет жизнь москвичей. Для того, чтобы в этом убедиться, необязательно смотреть на датчики. Достаточно побывать не только в Капотне, но и в соседних районах, когда ветер дует в их сторону от завода.

Неужели превышение ПДК сероводорода в 51 раз минувшей ночью опять не станет поводом для решительных мер?

Дорого будет стоить? Что ж, отложите снос вполне еще крепких домов, которые простоят еще лет 50, а то и 100. И направьте их на ликвидацию источника болезней и преждевременной смертности москвичей.

По-хорошему, вопрос о  реновации НПЗ необходимо поставить на общегородской референдум. Но этого московская власть никогда не сделает, потому что «реновация» вполне еще крепких домов по всей Москве выгодна строительным кланам, а отдельно взятого завода-отравителя в Капотне нефтяным – не  выгодна.

Услышав о том, что суд в Екатеринбурге назначил Руслану Соколовскому не реальный, а условный срок, многие, наверное, вздохнули с облегчением. Но это зря.

Во-первых, 8 месяцев в СИЗО он отсидел. Во-вторых, сама формулировка – «испытательный срок» — звучит весьма многозначительно: мы тебе еще покажем! Вот начнет он ловить покемонов – даже не в церкви! – и сразу его посадят.

«Со времен Киевской Руси осуждали колдовство и ведовство, назначая за них наказание от штрафов до сожжения». (Нэнси Коллман, Преступление и наказание в России раннего Нового времени, с.433).

Как видим, инквизиция могла выносить и «мягкие приговоры». А ловля покемонов в средневековые времена совершенно точно проходила бы по статье «колдовство».

Дело Соколовского – третье после Pussy Riot и репрессий против защитников Торфянки свидетельство возрождения православной инквизиции. Она ведь тоже наказывала «врагов веры» не сама, а отдавала их на расправу светским властям. Как и Пусси, Соколовский не дождался ни от Патриарха, ни от ебургских попов никаких ходатайств о снисхождении. Где же оно, христианское милосердие? Вместо него из лона церкви извергались одни доносы.

На торфянцев доносы строчил настоятель несостоявшегося храма Олег Шалимов, а на Соколовского – начальник юридического отдела Екатеринбургской епархии Владимир Сафонов.

Чем же сегодня РПЦ отличается от тоталитарной секты, где для охранения паствы используется насилие? Пожалуй, отличие есть. Влияние на государственную власть в данном случае наполняет слово «тоталитарная» особо зловещим смыслом. Маргинальная секта тоталитарна только для своих членов, а тоталитарная — для всего остального общества.

Наслаждаясь страданиями Pussy Riot, защитников Торфянки, Руслана Соколовского, лоббируя внесение в УК статью об оскорблении чувств верующих, иерархи РПЦ вряд ли понимают, какую услугу они оказывают своему вечному оппоненту – католицизму.

Ведь в учебниках истории христианства на Западе очень скоро начнут писать, что католическая церковь навсегда оставила инквизицию в средневековом прошлом, а православная в начале XXI века ее возродила.

Депутаты Южного Тушина своеобразно начали кампанию за свое переизбрание в сентябре.

Лучше всего «реновацию» можно описать словами из песни группы «Ленинград»:

«Из нее нет выхода, в нее нет входа». Это так на самом деле. Одни жители выходят на  митинги против принудительного выселения из своих домов, другие – за то, чтобы их включили в программу.

Жители верхних домов ул. Лодочная так и не дождались  вчера г-на Пашкова, которого они ждали в 19.00. Префект должен был объяснить, почему их дома не  включены в программу реновации, хотя они 1932 года постройки и расселить их  обещали ещё 15 лет назад. 

Информация о встрече с префектом была распространена Управой Южное Тушино вечером 3 мая. Жителям звонили и обнадеживали новостью: к вам едет САМ. Они сгорали от  нетерпения задать префекту вопрос; почему в программу реновации включили множество крепких домов 50-60х годов постройки, а их дома, которые строились в  1932 году и представляют реальную угрозу для жизни, расселять, оказывается, никто не собирается вопреки обещанию 15-летней давности.

Но  префект так и не приехал. Жители, естественно, на него сильно обиделись. Я  через твиттер призывал его вчера подумать о своей репутации и явиться все же к народу, хотя бы и с опозданием.

Вместо него на встрече с самого начала активничали две дамы: Борисова Нина Леонидовна  Руководитель ВМО Южное Тушино в городе Москве,  Избирательный округ № 1 (фото в анфас) и депутат того же  Совета Воловец Светлана Альбертовна, Центр медико-социальной реабилитации инвалидов Департамента социальной защиты населения города (фото за столом).

Обе, разумеется, члены Единой России. 

Борисова читала по бумажке некое обращение, в котором сначала долго и яростно клеймилась оппозиция, а в конце все-таки содержался призыв расселить два злополучных дома. Воловец набросилась на меня с обвинениями, что я мол приехал сюда пиариться. Особенно она разошласть после того как я сообщил, что по моей инициативе уже расселен соседний дом 11 http://www.mosyabloko.ru/events/21112016_2

Не  дождавшись префекта, наиболее бойкие жители все-таки сумели прижать обеих дам к  тёплой стенке и выяснили, что:

1.    никакой префект приезжать на встречу не собирался

2.    жителей управа собрала по их просьбе

3.    с целью максимальной явки жителей на встречу сотрудники Управы обещали явление префекта — по наущению дам или собственной дури, пока не ясно.

Самый главный вопрос — зачем? — сразу получил на себя ответ. Таким оригинальным способом дамы начали свои кампании по переизбранию в Совет депутатов Южного Тушина. 

Длинный текст, который зачитывала Борисова, оказался петицией, которую должны были подписать собравшиеся. Тонкое тактическое чутьё подсказало кандидаткам, что возмущённые выпадением из реновации жители — тот самый потенциальный электорат, который надо ковать, как железо, пока оно горячо.

А  я вот теперь думаю, как мне быть: извиняться ли перед префектом за то, что вчера весь вечер троллил его через твиттер?

Решил все-таки не извиняться. Обвинение в том, что он не пришёл на собственную встречу с народом полностью снимается. Зато появляется другое: он даже и не планировал никакой встречи с людьми, которых в очередной раз бортанула его префектура вместе с мэрией. 

И  мне почему-то кажется, что после вчерашнего трэша первыми будут приглашены к  нему на приём совсем не жители, отчаявшиеся дождаться сто раз обещанного расселения, а две вышеупомянутые дамы-депутаты. 

И  разговор между ними скорее всего  состоится не о ветхом жильё, а о тактике избирательной кампании.




2732764

2732766

2732768

Изучение сноснОго списка, опубликованного мэрией, вызывает сильные эмоции.

Самые ветхие дома Москвы и бывшие общаги с удобствами на этаже не вошли в программу реновации.

Вот, например, дома 1933 года постройки — 13 и 15 по ул. Лодочная в Южном Тушино. Если Вы откроете сноснОй список, то увидите там соседний с ними дом 11 по той же Лодочной.

Так вот, сообщаю вам, что этот дом уже расселен. Я знаю это точно, так как требовал этого еще в 2013 году во время кампании по выборам мэра.

В прошлом году это требование было выполнено. Сейчас дом пуст, а подъезды опечатаны:

Тогда другие два дома – точно такие же ветхие – остались нерасселенными и жители попросили меня им помочь. К дискомфорту жизни в развалюхе добавлялось и чувство несправедливости. Чем дом 11 отличается от домов 13 и 15?. Получается, только тем, что перед выборами его посетил кандидат в мэры.

Привилегия дома 11 оказалась настолько мощной, что его включили в программу реновации без жильцов, а дома 13 и 15 вместе с жильцами из нее из нее исключили!

Жителей дома 13 программа реновации обошла, видимо, потому, что он построен не в 50-60-е, а в начале 30-х.

Исключили не просто так, а после обещаний главы управы и префекта переселить в первую очередь!

Думаете, эта история – какая-то ошибка, исключение из общего правила? Тогда Вы ошибаетесь! В настоящее время у меня на контроле находятся несколько десятков таких домов, которые обладают следующей комбинацией признаков:

ветхость — трещины на фасадах, на стенах и потолках квартир;

антисанитария: протечки, сырость, черная плесень;

коммуналки – семья на одну комнату, туалет, душ и кухня на этаже.

В бывшей общаге на Ростокинской, 8 зам начальника местного угрозыска лет 10 назад занял коридорную душевую, переделав ее в квартиру с удобствами для себя лично. С тех пор он не появлялся ни до, ни после вскрытия

НИ ОДИН ИЗ ЭТИХ ДОМОВ НЕ ПОПАЛ В ПРОГРАММУ РЕНОВАЦИИ!

Вот, например, дома по 7-й Парковой 19 и 21. Я раньше уже о них писал.

И чего тут реновировать? Нечего тут реновировать!

Проживают в этих домах в основном две категории граждан:

  • Бывшие жители общежитий, которым были обязаны предоставить новое жилье по закону, но закон нарушили, чем лишили этих людей жилищных прав;
  • Бюджетники, которым Бирюков и Собянин обещали построить новые дома, но в дома вселились другие люди, а их оставили жить во «временном» жилье, Впрочем, кавычки тут, наверное, неуместны. Жилье действительно временное, так как прежние договоры соцнайма истекли, и теперь Департамент городского имущества через суды выдавливает несчастных на улицу.

Вот конкретные адреса этих домов:

Симферопольский б-р 19, ул. Ставропольская 17, Люблинская 109/1, Вучетича 18.к.1, 16-я Парковая 3, Ростокинская 8 к. 1 и 2, 1-й Варшавский проезд 1а. Этот список далеко не полный.

Самые старые и ветхие, кошмарные для проживания дома Москвы никто расселять не собирается. При этом собираются насильно депортировать тех, кто живет в хороших домах, которые простоят еще 100 лет.

Власть, принимающая такие решения, находится в состоянии полной невменяемости. Это не просто абсурд, это – агония.

 

Эта история высвечивает крайне запутанный московский клубок, в котором сплетаются бизнес, криминал, коррупция, бездействующая полиция, слабость законодательного регулирования и своекорыстное потакание чиновников бесконечному уплотнению Москвы, грозящему уничтожению москвичей как вида.

Сегодня днем на активистку московского ЯБЛОКА Наталью Федорову было совершено нападение. Неизвестный возле ее подъезда распылил ей в лицо баллончик с каким-то едким веществом. Поначалу от ожога пропало зрение. Сейчас оно понемногу восстанавливается, Наталья приходит в себя. И версия причин случившегося у нее только одна — магазин «Обои».

28 марта я по ее приглашению встретился с жильцами дома 59а по Нахимовскому проспекту.

Более трех лет она возглавляет борьбу с планами реконструкции соседнего магазина «Обои» (Нахимовский 59), которому московские чиновники вопреки всем градостроительным нормам разрешили преобразоваться в Торговый центр объемами в 2 раза больше нынешних, да еще и с подземным паркингом.

На этой фотке видно, в какой близости этот магазин находится от 8-этажки, в которой живет Наталья:

А вот вид на магазин из окна ее дома:

Новый ТЦ резко надвинется на дом Натальи и вырастет в 2 раза

Ясно, что увеличение размеров торгового объекта повлечет за собой кошмарные условия жизни для жильцов, не говоря уже о том, что задуманный под ТЦ подземный паркинг может вообще привести к его разрушению. Однако чиновники, которые дали владельцу «Обоев» разрешение на реконструкцию, существование Натальи и ее соседей по дому полностью проигнорировали. Видимо, на то была веская, осязаемая и приятно шуршащая причина.

Игнор получился довольно демонстративным. В 2014 году в управе Черемушки намечалась встреча по данному вопросу с помощником Хуснуллина Левкиным. Он намеревался выслушать мнение жителей по данному вопросу. Но неожиданно для жителей встреча была отменена без объяснения причин.

А накануне ее Наталье звонили некие личности и говорили: «придешь на встречу — убьем». У нее до сих пор хранятся их телефоны. Полиция ими не заинтересовалась… Даже после того, как ей подбросили под дверь квартиры похоронный венок (с явным намеком на то же самое), а через некоторое время обстреляли окна из пневматики, разбив их вдребезги.

Что ж, если чиновникам наплевать на граждан, то почему полиция должна от них отличаться?

Не надо быть Пинкертоном, чтобы выдвинуть главную версию сегодняшнего нападения. Угрожали, подсунули венок и стреляли в окна по заказу владельцев одного и того же хозяйствующего субъекта — магазина «Обои». Значит, ядовитую жидкость в глаза прыснули тоже по их заказу. И если это так, то еще целый ряд обвиняемых должен сесть на скамью подсудимых. Это, разумеется, начальство ОВД Черемушки. В первую очередь — чиновники управы-префектуры-мэрии, которые подписали разрешения на реконструкцию магазина, противоречащую градостроительным и санитарным нормам. К счастью, пока еще действующим. К сожалению, перестанущим действовать после принятия Госдумой поправок о реновации. Вот почему, наверное, Наталья Федорова приняла участие в нашем пикете против этих поправок 20 апреля

Мэр Москвы дал обещание внести в закон о реновации поправку, гарантирующую переселенцам новые квартиры в том же районе, где они проживают сейчас.

В некотором роде – это маленькая победа стихийного протеста москвичей против свалившегося им на голову проекта. Для переселенцев такая поправка, естественно, большое благо. Вот только как поверить мэру, что его обещание будет выполнено?

Сергей Семенович на посту мэра не раз демонстрировал полное презрение не только на законы, но и на Конституцию РФ — особенно, если речь идет о праве собственности. Как уже говорилось, с этим проблемы и в проекте реновации. Кроме того, сейчас мэр вносит в Мосгордуму проект поправок в городской бюджет, увеличивая его дефицит до 314 425,0. Нетрудно подсчитать, что при 1 758 614,0 млн. руб. доходов он составит 17,77 %. Бюджетный Кодекс РФ при этом позволяет максимум 15%.

Как при таких сложных отношениях с законом поверить, что жесткие для реноваторов нормы переселения в том же районе будут выполняться?

Думаю, доказать железобетонность своих обещаний мэр может, не дожидаясь второго чтения сноснЫх поправок в Госдуме.

Для этого он должен немедленно издать распоряжения:

1. О вселении жителей двух пятиэтажек по адресу ул. Годовикова 10 (к.1 и 2) в в обещанный им ранее строящийся дом 8 на той же улице, отменив принятое позже вероломное решение переселить их  соседний район Отрадное. 

2. О расселении 13-ти пятиэтажек микрорайона Давыдково в этом же районе, а не в промзоне соседнего Можайского.

На этих двух примерах можно убедительно доказать, что обещание расселять дома в том же районе не останется мертвой буквой закона, а будет исполняться на практике. Пока же эти два адреса остаются наглядным доказательством реновационного «кидалова», т. е. вероломного перекидывания москвичей из одного района в другой.

Следует отметить, что «победа», о которой идет речь, касается только самих переселенцев. Для жителей домов, не подлежащих сносу, это скорее поражение. Они пока еще не поняли, что ждет именно ИХ. А ждет садисткая экзекуция точечных застроек, наподобие той, о которой я недавно писал

Решение селить в том же районе, выгодное для переезжающих, усугубляет угрозу точечных застроек для «принимающих», особенно в тех районах, где пойдет много домов под снос. Если не будут переселять в другие районы, в своем потребуется больше стройплощадок для стартовых домов. Значит, большее количество скверов пойдет под топор, дворов – под застройку и т.п. В результате и переезжающие, и принимающие будут жить в переуплотненных каменных джунглях, где автомобилям придется не только парковаться, но и ездить друг по другу.

Если по-честному, то опрос надо проводить о желании не только первых — переселиться, но и вторых – получить во дворе многоэтажную высотку. Но если власти пойдут на это, проект реновации придется отменить навсегда.

Скандальный проект «реновации» как-то вытеснил из поля зрения проблему правил землепользования и застройки (ПЗЗ), слушания по которым проходили 22 декабря прошлого года. А зря. Под шумок скандала реновации мэрия только что втихую утвердила эти самые ПЗЗ.

И вот жители района Покровское-Стрешнево три дня назад услышали скрежет пил. На территории бывшего детсада (ул. Плодмосковная 16), вплотную окруженного 1) жилыми домами, 2) другим, действующим детсадом, началось строительство 17-этажного отеля с подземным паркингом.

17-метровый отель засадят на место бывшего детсада, который прямо; вплотную к действующему детсаду, который слева (белое здание) и жилым домам, которые на переднем плане и за бывшим детсадом

Очередная стандартная точечная застройка, каких раньше было немало? Не совсем.

Шок был неожиданным только для жителей.

Чиновники заранее знали, что утверждение ПЗЗ дает старт множеству таких строек по всей Москве. В ПЗЗ обозначены т.н. «зоны развития», в которых строительство дозволено без публичных слушаний, и «зоны стабилизации», по которым такие слушания необходимы.

Подмосковная 16 попала в «зону развития», а потому там никакие слушания под точечную застройку чиновники считают не нужными. Таких мест в Москве теперь тысячи. И далеко не во всяком из них, жители знают, что им уготовано операцией под кодовым названием ПЗЗ.

Жители Покровского-Стрешнева стали первыми жертвами минного поля точечных застроек, чья планировка утверждена ПЗЗ

А как же пресловутая «реновация»? – спросите вы. Ведь 22 декабря ни на одних слушаниях по ПЗЗ в 10 округах Москвы о ней никто слыхом не слыхивал! На это мудрый законодатель (федеральный) 20 апреля ответил, что реновация выше ПЗЗ. Помните как у Пушкина: «поэзия выше нравственности!». Выражаясь менее поэтическим языком, Москва получила право задним числом подгонять «зоны развития» в ПЗЗ под планы реновации.

Если новые дома для переселенцев строятся в местах, которые по ПЗЗ значатся как «зоны развития», то никаких изменений в ПЗЗ делать не надо. А если стартовые стройки предусмотрены в «зонах стабилизации», то поправками в ПЗЗ эти места просто переименовываются в «зоны развития». Ни в первом, ни во втором случае никаких публичных слушаний проводить не требуется.

Это означает, что к чертовой уйме точечных застроек, легализованных ПЗЗ наперед, добавится еще и дополнительная могучая порция столь же точечных возведений «стартовых» домов под «реновацию», которые ГД позволила легализовать постФАКтум. Выделенный мною корень слова звучит символически.

Восхищает техничная игра команды Собянина. Она поняла, что уплотнить Москву по-крупному можно только, взяв ее в клещи. Сначала грозно надвинулась клешня ПЗЗ. Но страхи перед ней забылись, когда на горизонте замаячила клешня «реновации». За шумом сноснОго скандала утверждение ПЗЗ прошло незамеченным. И вот, когда ГД утвердила реновацию, клешня ПЗЗ сразу выскочила, как из засады.

Зажатых в клещи Собянина, москвичей вынуждают капитулировать и окончательно сдать город застройщикам.

Дадим ли мы с вами это сделать?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире