openeconomy

OpenEconomy

27 июня 2017

F

Как считает бывший редактор отдела финансов РБК Татьяна Алёшкина, озолотиться на виртуальной валюте все еще возможно, хотя это и довольно рискованно

Цифровая лихорадка

Одна моя знакомая встречалась с парнем, который на 8 марта вместо цветов и парфюма подарил ей биткоин. «Вот она — романтика XXI-го века», подумала я. С парнем она больше не встречается, а курс биткоина с тех пор вырос с 300 почти до 2500 долларов. И знакомая не собирается продавать дорожающий актив.

«Страсти по биткоину» разгорелись во всем мире и дошли до России в этом году. Виртуальная валюта с начала года подорожала более чем в 2,5 раза. В июне «Ведомости» написали, что спрос россиян на компьютерные видеокарты (нужны для выпуска новых биткоинов) взвинтил на них цены и привел к дефициту этих карт.

В начале марта цена одного биткоина впервые превысила стоимость унции золота на отметке 1241,3 долларов за биткоин (при цене унции 1241,25 долларов). 26 июня тройская унция стоила лишь 1244 долларов, а вот биткоин, согласно данным coinmarketcap.com, достигла уже 2542 долларов.

Власти Японии создали правовой прецедент в отношении виртуальной валюты, признав с 1 апреля биткоин официальным платежным средством на территории страны.

Среди моих знакомых многие задаются вопросом: стоит ли инвестировать в пока еще не совсем понятный, но так быстро дорожающий инструмент, и как это делать? Openeconomy поговорил с несколькими россиянами, которые вложились в криптовалюту. Они сразу оговорились, что инвестиции эти рискованные, и предсказать, что будет с биткоином, скажем, через год, никто не берется. «50 на 50: либо обвалится, либо нет», говорит один из инвесторов. Поэтому дают совет — инвестировать в биткоины только ту сумму денег, которую не очень жалко потерять. То есть покупать биткоины «на последние» точно не стоит.

Прежде, чем узнать, как стать реальным инвестором в виртуальные деньги, давайте разберемся, как устроена эта система.

Что такое биткоин?Биткоин — это цифровая валюта. Работает она на технологии блокчейн, автор которой — неизвестная личность (или группа людей), выступающая под именем Сатоши Накамото.Биткоины появились в 2009 году и первые два года ничего не стоили. В 2010 году биткоином была оплачена первая реальная покупка. 22 мая разработчик из Флориды Ласло Хейниц купил за 10 тысяч биткоинов две пиццы Papa John’s, разместив объявление на форуме bitcointalk.org. По тогдашнему это стоило всего 25 долларов, но сегодня 10 тысяч биткоинов равны уже $27 млн. Посетители форума шутят, что с тех пор пицца сильно подорожала. А сторонники криптовалют по всему миру отмечают 22 мая Bitcoin Pizza Day. Поскольку биткоин сейчас стоит достаточно дорого, то в повседневных расчётах в основном используются более мелкие единицы — миллибиткоины (одна тысячная биткоина, около 2,5 доллара) или даже биты (одна миллионная биткоина).Критики часто называют ситуацию с биткоином «криптовалютным пузырем», где ей уготован единственный путь — вниз. Но за время своего существования валюта «умерла» уже 106 раз — именно столько было прогнозов о том, что курс биткоина вот-вот обвалится.

Почта за деньги

Биткоин, как и другие виртуальные валюты, созданы с помощью технологии блокчейн, которая позволяет одному человеку перевести деньги другому без привычных нам посредников, таких, например, как банк. Как это работает? Вася Иванов хочет отправить деньги Пете Сидорову. Транзакция представлена как «блок», который транслируется всем участникам сети. После подтверждения транзакции участниками она считается проведенной. «Блок» добавляется к цепочке других блоков, обеспечивающей нестираемую и прозрачную запись всех операций. Деньги переходят от Васи Иванова Пете Сидорову.

Блокчейн может работать для всех операций где фигурирует стоимость товара. Каждая операция фиксируется в цепочке и отражается в публичной «книге» транзакций для всех. Блок-цепочку можно сравнить с большой бухгалтерской книгой.

Натаниэль Поппер, журналист The New York Times и автор целой книги про биткоин, сравнивает виртуальную валюту с электронной почтой за деньги. Очень сложно послать что-то ценное в электронном виде: кто-то может копировать ваш счет в электронном письме и переслать его другому. Однако биткоин решает эту проблему. «Это также немного похоже на «Википедию», в которой многие люди работают вместе, чтобы поддерживать сеть, используемую каждым», — приводит сравнение Поппер.

Объем рынка биткоинов составляет примерно 46 миллиардов долларов, а совокупная стоимость всех криптовалют уже превысила 100 миллиардов долларов. По оценкам исследователей Кембриджского университета, количество пользователей криптовалютных кошельков колеблется от 2,9 до 5,8 миллионов человек.У биткоинов нет единого эмиссионного центра, такого как Центробанк, который бы занимался выпуском этой валюты. Новые биткоины эмитируют майнеры — люди со специальными компьютерами, которые фактически разгадывают криптографическую головоломку и в обмен на решение получают по 12,5 биткоинов.Разработчики валюты заложили в программу, что всего может быть выпущено 21 млн биткоинов (сейчас их более 16 млн). По мере того, как появляются новые биткоины, вознаграждание майнеров будет снижаться. Ожидается, что последний биткоин будет эмитирован в 2040 году, и майнеры вместо вознаграждения за выпуск начнут зарабатывать на комиссии за транзакции, которые совершаются с помощью их оборудования.

Как купить биткоины?

Итак, с чего начать реальные инвестиции в виртуальный мир? Сперва необходимо завести специальный электронный кошелек. Его можно открыть на телефоне, скачав одно из приложений в AppStore или Google Play Market, или на компьютере, например через сервис «Криптонатор» или HolyTransaction. Также есть аппаратные кошельки, которые считаются самыми безопасными для хранения виртуальной валюты. По сути, это специальная флешка.

Существует два основных варианта приобрести биткоин — купить на бирже или у частного лица. Сейчас довольно много бирж, как локальных, которые работают в определенных странах (в России пока нет такой биржи), так и международных. Вот здесь можно посмотреть их список.

Из международных бирж сооснователь хедж-фонда Bitcoin Fund и брокерской компании Exante Анатолий Князев рекомендует люксембургскую BitStamp — одну из крупнейших и старейших. Также, по его словам, хорошей репутацией пользуется биржа Kraken.

На бирже нужно создать собственный аккаунт, пройти верификацию и завести деньги на свой счет с помощью платежной системы, банковским переводом или картой (последнее на BitStamp для россиян пока недоступно, но это планируют исправить). Как правило, биржа взимает комиссию за ввод денег (от 5% до 10% от суммы) и с каждой сделки (0,02%).

Деньги поступают на ваш биржевой счет, после чего с него можно совершать покупки. Там же отражаются купленные биткоины. Их можно хранить на счете либо перевести в свой кошелек. На бирже возможно продать биткоин, а полученные деньги вывести туда же, откуда вы их вводили.

Частные лица покупают и продают друг другу биткоины через сайт localbitcoins.com. Это по сути доска объявлений по продаже биткоинов. «Вы пишете сообщение любому продавцу, обращая внимания на цену, по которой он продает валюту, и его репутацию, платите деньги предложенным им способом, например, через PayPal. Затем он переводит биткоины на ваш счет на сайте, а вы выводите их на кошелек», — поясняет Князев.

Участники площадки могут оценивать репутацию друг друга, что позволяет отделить мошенников от честных игроков. Но риск обмана все-таки существует, говорит один из инвесторов в биткоины. Если продавец живет в вашем регионе, то для большей надежности можно с ним встретиться лично и купить биткоины за наличные. «Сейчас сложнее купить биткоины, чем продать, поэтому продавец нередко просит к основной цене биткоина добавить 3–5% комиссии», — говорит инвестор.

В других странах биткоины можно покупать в специальных криптобанкоматах и некоторых обменниках. Летом прошлого года, как сообщал портал Сравни.ру, такой обменник появился в Москве (на Новом Арбате).

А в этом году могут заработать и терминалы. По данным vc.ru, компания Bytewerk планирует этим летом установить в Москве автомат Trovemat для покупки криптовалюты за наличные.

В биткоин-сети нет персонализации, то есть все владельцы кошельков являются анонимными. Соответственно, и все операции с валютами тоже анонимны: деньги просто переходят из одного кошелька в другой, но кому принадлежат эти кошельки, знают только их владельцы. Но зато кто угодно может посмотреть, сколько денег лежит в любом кошельке.

Центробанкам и правительствам многих стран не нравится тот факт, что держатели биткоинов анонимные, так как они могут использовать виртуальную валюту в преступной деятельности, например для отмывания денег. Например, власти Евросоюза сейчас думают, стоит ли вводить идентификацию пользователей биткоинов.

Российские власти пару лет назад хотели запретить биткоин и даже ввести уголовную ответственность за сделки с виртуальной валютой. Но в этом году позиция смягчилась. Замминстра финансов Алексей Моисеев заявил, что уже в 2018 году биткоин и другие криптовалюты могут быть легализованы. А ЦБ предложил признать виртуальную валюту цифровым товаром и применять к нему соответствующее законодательство в части налогов, отчетности и контроля.

Tesla за биткоины

Курс биткоина можно отслеживать на сайте coinmarketcap.com. Один из держателей виртуальной валюты говорит, что на курсообразование влияет много факторов, например, растущее число пользователей и количество транзакций, новостной фон, хакерские атаки. «В целом, чем больше людей начинают покупать биткоины, тем быстрее он растет: система построена на доверии ее участников», — говорит один из инвесторов.

Биткоин — довольно волатильная валюта: ее курс может как быстро подняться, так и резко упасть. Например, в 2013 году биткоин стоил 1200 долларов, в 2014 году он обвалился до 100 долларов. Но затем биткоин подорожал до 500 долларов и продолжает расти и сейчас. Вполне возможно, что в скором времени его курс вновь рухнет.

В России можно купить валюту, но расплачиваться в торговых и сервисных точках ею нельзя. В некоторых странах компании уже принимают биткоины к оплате. Например, в мае американская инвестиционная компания Fidelity Investmens разрешила своим сотрудниками расплачиваться биткоинами за обеды в столовой, заключив соглашение с биржей Coinbase. В компании заявили, что сделали венчурные инвестиции в несколько проектов, связанных с этой валютой. За биткоины можно купить автомобиль Tesla (и такая покупка уже была совершена в Финляндии в прошлом году), а некоторые европейские университеты наряду с традиционными валютами, начали принимать оплату за обучение в биткоинах.

Рон Кваранта, глава альянса Wall Street Blockchain, сообщал агентству Bloomberg, что институциональные инвесторы такие как банки, страховщики, пенсионные фонды и хедж-фонды начинают рассматривать биткоин и его конкурента «эфир» (криптовалюта, выпускаемая на платформе Ethereum) как новый вид инвестиций.

Оригинал

От редакции. На этой неделе в соцсетях был очень популярен видеоролик, в котором юная участница прошедших 12 июня протестных акций говорит, что ей «не страшно сесть на 15 суток», «страшнее прожить еще лет 20 в такой же нищете» (см. на сайте газеты «Ведомости»). Многие поддержали девушку, но были и те, кто искренне удивились: нынешняя молодежь настоящей нищеты-то и не видела, а уже протестует! Например, пользователь Сергей из Москвы вспоминает свои тяжелые 90-е и делает вывод, что происходящее «сродни тому, что переживали Штаты, когда уставшая от сытой жизни молодежь потянулась в хиппи, вышла на площади против войны во Вьетнаме и изрисовывала стены метро надписями «Гендальфа в президенты!»». Итак, связаны ли митинги с экономикой в стране?

На вопрос отвечает Владислав Иноземцев, основатель и директор Центра исследований постиндустриального общества, доктор экономических наук

Ощущение неблагополучия

Участие в протестных акциях 26 марта и 12 июня большого количества молодёжи стало неожиданным не только для российской власти, но, похоже, и для самих организаторов протеста. Чем оно вызвано и какие может иметь последствия — ответы на эти вопросы критически важны для понимания того, куда в ближайшие годы направится страна.

Митинги последнего времени в куда большей мере, чем любые прежние акции, спровоцированы экономической ситуацией в стране: когда уровень жизни уверенно поднимался, проблемы обогащения правящей верхушки интересовали, пожалуй, только профессиональных борцов с коррупцией. Сегодня, когда люди сомневаются в том, стоит ли им надеяться на лучшее будущее, вопиющее социальное неравенство не может игнорироваться.

Конечно, непосредственно молодёжь 15–19 лет не сталкивается с проблемами закупорки социальных лифтов, сложностями карьерного роста, распространённостью коррупции в обществе. Между тем механизм возникновения протеста кажется мне понятным — и имеет своего рода «компенсаторную» природу.

Кризис ударяет по городскому среднему классу, ограничивая его покупательную способность и меняя образ жизни в сторону довольно серьёзных самоограничений. Это несомненно вызывает обсуждения «на кухнях», семейные конфликты, дискуссии о необходимости экономии, пересуды о перспективах и рассуждения о несбывшихся ожиданиях. Именно это порождает у подростков ощущение неблагополучия и обсуждается ими в социальных сетях, в которые они вовлечены намного больше, чем их родители.

В отличие от людей более старшего поколения (а отцам и матерям сегодняшних тинейджеров уже 40–50 лет, они помнили СССР и 1990-е годы, могут находить в нынешнем режиме плюсы, а в противостоянии ему — риски), молодёжь не имеет традиций осторожничания и не испытывает особого страха перед нынешней властью и её аппаратом подавления. Всплеск активности 18—20-летних — не более чем естественная реакция на политическую импотенцию их родителей.

Циклическое явление

В то же время главным остаётся вопрос о том, насколько серьёзным станет этот фактор в будущем. Лично я бы его не переоценивал.

Во-первых, свою роль сыграет момент привыкания. Вряд ли россиян ждёт в ближайшие годы резкий экономический обвал; всё что сейчас происходит представляет собой процесс адаптации к «новой нормальности», сложившейся в 2014–2016 годах. И эта адаптация сделает свое дело, как сделает его и довольно жёсткая реакция власти.

Протесты 1980-х годов сумели разрушить режим, потому что шли по нарастающей; протесты 2011–2012 годов имели затухающую динамику с самого начала. По мере взросления молодые люди поймут, что их благосостояние и успешность зависят от умения встраиваться в систему, и степень протеста снизится, а у следующей когорты, которая не видела так близко путинского процветания, протестный настрой изначально будет ниже.

Во-вторых, протест, как и прежде, затрагивает крупные города, и принимающая в нём участие молодёжь выросла в относительном достатке и с довольно широким кругозором. Происходящее будет формировать у неё понятую систему приоритетов, на первом месте в которой будет стоять отъезд из страны. На мой взгляд, такая перспектива в ближайшие десять лет вполне реальна для 5–10% от общего количества молодёжи в возрасте 15–20 лет — тем более что именно перед представителями этой возрастной группы сейчас для этого открыты самые благоприятные возможности.

Учитывая, что на площади вышло не более 1% москвичей, петербуржцев или новосибирцев соответствующего возраста, они быстро поймут бессмысленность противостояния системы и выберут другую стратегию поиска лучшей жизни для самих себя — тем более что такой выход их тоже сейчас не пугает.

В-третьих, современный протест имеет большую проблему с лидерством. Для того, чтобы быть успешной, волна возмущения должна предлагать ту или иную программу коллективного действия. Сегодня её нет и не предвидится. Оппозиция разобщена. Профсоюзы отсутствуют. Объединения предпринимателей бездействуют. Сейчас в России самая эффективная стратегия выживания предполагает попытки индивидуального решения возникающих проблем: он дополнительной работы до ухода от налогов или поиска методов выхода за пределы системы.

Молодёжь, как это ни парадоксально, борется против коррупции ещё и потому, что не осознаёт её фундаментальной полезности в российских условиях: именно коррупционные практики позволяют выживать большинству населения этой страны, делая повседневное существование более или менее приемлемым. Тинейджеры не понимают, в какой ад превратится их взрослая жизнь без возможностей «неформально» решать некоторые проблемы. В будущем «антикоррупционный максимализм» пройдёт, как он прошёл у большей части поколения, выросшего в 1990-е и самом начале 2000-х годов.

Подытоживая, мне кажется, что нынешняя волна протестов является не более чем циклическим явлением, проявляющимся время от времени в силу определённой «общественной усталости« — и после лета 2018-го она так же уйдёт в историю, как и волна 2011–2012 годов после марта 2012-го.

10 фактов о бедности в России

1. Средняя зарплата в России по итогам 2016 года составила 36,7 тыс. руб., средняя пенсия — 13,2 тыс. руб.

2. Прожиточный минимум (стоимостная оценка потребительской корзины, обязательных платежей и сборов) по итогам III квартала 2016 года определен в размере 9,889 тыс. руб. в месяц (для трудоспособного населения — 10,678 тыс. руб., для пенсионеров — 8,136 тыс. руб.). Прожиточный минимум за IV квартал 2016-го должен быть утвержден весной 2017 года.

3. Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) с 1 июля 2017 года вырастет с 7,5 тыс. руб. до 7,8 тыс. руб. И прожиточный минимум, и МРОТ различаются по регионам и фиксируются в постановлениях регионального правительства. Минтруд в феврале пообещал довести МРОТ до уровня прожиточного минимума в течение 3–5 лет.

4. По данным Росстата, 20,3 млн россиян (13,9% населения) в январе-сентябре 2016 года получали доход ниже прожиточного минимума, то есть проживали за чертой бедности. Вице-премьер Ольга Голодец при этом отмечала, что прожить на «минимум» «практически невозможно».

5. В середине марта Голодец рассказала об «уникальном явлении в социальной сфере" — "работающих бедных». По ее данным, 4,91 млн человек в стране (больше 3% населения) работают за зарплату на уровне МРОТ, то есть ниже прожиточного минимума.

6. Примерно 40% россиян денег хватает только на еду, следует из февральского опроса РАНХиГС. Около 37% могут позволить себе купить одежду, 15% — бытовую технику. Доля россиян, имеющих сбережения, за 2016 год упала с 55% до 40%.

7. Порог бедности, который принят в России — примерно 330 руб. (около $6) в день — соответствует мировому пониманию черты бедности, следует из доклада Всемирного банка, опубликованного в январе.

8. Бюджет Пенсионного фонда в 2017 году соответствует 9,9% ВВП России. Кроме того, 2,7% ВВП страна расходует на социальную помощь (трудовые пенсии сюда не входят), что сравнимо со странами Европейского союза, говорится в докладе Всемирного банка, опубликованном в январе.

9. По оценкам Credit Suisse, 10% россиян владеют 89% совокупного благосостояния всех домохозяйств, за год (на середину 2016-го) эта доля выросла на 2 процентных пункта. В США концентрация ниже — 78%, в Китае — 73%.

10. По данным РАНХиГС, на 1 февраля величина долга населения перед банками составила 10,7 трлн руб. В среднем россияне в 2016-м отдавали по кредитам 33% доходов, в 2015-м было 37%, подсчитало Объединенное кредитное бюро. Средний ежемесячный платеж на одного заемщика составил 12,1 тыс. руб.

Оригинал

2762578

На вопрос отвечает Игорь Николаев, доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики
От редакции: Стоимость проведения Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), который состоялся в первых числах июня, превысила 2 млрд руб. —  это и прямые бюджетные деньги, и затраты госкомпаний . На форуме подписываются инвестиционные соглашения, многие из которых так и остаются на бумаге, и звучат однообразные заявления. Становится как-то жаль потраченных денег, учитывая уровень жизни в стране (здесь — «10 фактов о бедности в России»). Зачем вообще нужны все эти дорогостоящие саммиты, чемпионаты и часто сопутствующие им гигантские стройки, словом — мегапроекты? Раздадим деньги населению, все больше будет пользы? Нас спросили, мы отвечаем.

Без особой пользы

Начну с того, что польза от простой раздачи денег для экономики тоже неочевидна. С одной стороны, люди получат деньги, пойдут с ними в магазин, что-нибудь купят, простимулировав тем самым и продавцов, и производителей. Но гарантий повышения потребительского спроса нет. Во времена экономического кризиса россияне склонны дополнительные доходы не тратить, а сберегать. Особенно отчетливо это проявилось в кризисные 2009-й и 2015-й: денежные накопления россиян на банковских депозитах выросли в эти годы на 25–30%.

Но вернемся к вопросу о самих мегапроектах. Официальная точка зрения известна: мегапроекты — благо для экономики, они позволяют обустроить страну.

Ну, в первую очередь, конечно, вспоминается зимняя Олимпиада в Сочи 2014 года, общие затраты на нее составили фантастические 1,5 трлн руб. При этом непосредственно на спортивные объекты потратили около 220 млрд руб., и именно эту сумму стараются называть российские высокопоставленные чиновники.

Или саммит АТЭС, стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, во Владивостоке в 2012 году. Общие расходы, по информации Счетной палаты, достигли почти 680 млрд руб. Да, там тоже были колоссальные вложения в инфраструктуру (прежде всего в газотранспортную). Были, однако, и очень «интересные» иные траты, к примеру, 275 млн руб. на пиротехническое шоу.

Или Универсиада в Казани в 2013-м. Общие затраты, по информации руководства республики, составили 228 млрд руб.

Россия и сегодня занята мегапроектами, стоимость которых, как правило, измеряемыми сотнями миллиардов рублей. Это, конечно, чемпионат мира по футболу 2018 года (около 650 млрд руб.), Керченский мост (почти 228 млрд руб.) и другие.

Так что, помогают эти проекты экономике, или нет? Чтобы избежать оправданий в виде санкции и низких цен на нефть, посмотрим на динамику ВВП в 2012–2014 годах. В 2012-м ВВП страны вырос на 3,4%, в 2013-м — на 1,3%, в 2014-м (по итогам I полугодия — чтобы уж совсем «очистить» от санкций) — всего лишь на 0,8%. Получается, что реализация мегапроектов не смогла обеспечить повышательный тренд развития российской экономики, которая явно замедлялась в своем развитии.

Так, а что с обустройством страны? Может, пусть экономика замедляется в своем развитии, но зато это уж совсем другая страна? Нет, не так это. Безусловно, и Сочи, и Владивосток, и Казань после реализации упомянутых выше мегапроектов преобразились в лучшую сторону. Но все эти достойные города — далеко не вся Россия, которая по-прежнему остается необустроенной.

Получается, что с помощью реализации подобных мегапроектов можно поправить дела на отдельных территориях, но не более того. Знаете, при таком подходе никаких денег не хватит на обустройство, надо как-то по-другому.

Замешаны на политике

Во-первых, мегапроекты должны быть в русле национальных приоритетов страны. Они, в принципе, сами являются хорошим инструментом реализации таких проектов. В этом случае они будут не каким-то разовым мероприятием весьма затратного характера, а полноценным механизмом достижения долгосрочных целей. Вот, к примеру, тот же футбольный мундиаль 2018 года — это для нас что? Это важнейшее мероприятие для демонстрации успехов России, или значимый этап в развитии отечественного футбола и вообще всей системы физкультуры и спорта в стране? Сдается мне, что все-таки, скорее, первое. Но тогда это неправильно.

Во-вторых, потраченные средства должны иметь значительный мультипликативный эффект. То есть деньги должны как бы расползаться по экономике, генерируя новые вложения средств. В этом плане особенно хороши проекты строительства транспортной инфраструктуры. Тогда стимул для развития получают и промышленное строительство, и транспортное машиностроение, и добыча строительных материалов и т.д.

В-третьих, проекты должны иметь долгосрочный эффект, пролонгированное действие. Поясню на примере. Построили во Владивостоке к саммиту АТЭС мост на остров Русский, где теперь расположился Дальневосточный федеральный университет. Много сейчас именно для экономики пользы от этого моста? Немного. Теперь представьте, что потраченные миллиарды рублей пошли бы на полное обустройство дорожной сети в каком-нибудь центральном регионе России. Вот была бы польза для предпринимателей не только этой области, но и близлежащих регионов. Создание новых производств, ускорение роста экономики было бы гарантированно.

В-четвертых, реализация мегапроектов не должна обескровливать другие направления развития страны. Иначе проигрыш там будет многократно перекрывать возможные выигрыши.
В-пятых, экономика мегапроектов должна быть хорошо просчитана. Это, казалось бы, само собой разумеется, но ведь факт, что сметы многократно превышаются. И понятно, кстати, почему. Когда идея мегапроекта круто замешана на политике, тогда уже действуют по принципу «мы за ценой не постоим». Неудивительно, что стоимость такого идеологизированного проекта, как сочинская Олимпиада, выросла в конечном итоге почти в 5 раз! Сравните упомянутые выше 1,5 трлн руб. с первоначальными 314 млрд руб., которые были указаны Россией в заявке на проведение Олимпиады.

Надо также отметить особенности крупных оборонных проектов. Строительство атомной подлодки, измеряемое многими десятками миллиардов рублей, тоже, казалось бы, приносит пользу экономике. Только не забывайте, что тратятся здесь бюджетные деньги. Плюс стоит задуматься: а какую добавленную стоимость генерируют эти потраченные деньги в будущем? Сравните атомную подлодку с энергоблоком АЭС и поймете, что сравнение с экономической точки зрения будет явно не в пользу подлодки.

Хорошие правильные мегапроекты, особенно для России, не исключаются. Они способны приносить мегаэффекты. Кстати, проект реновации «хрущёвок» в Москве потенциально может быть именно таким эффективным проектом. А вот мегапроекты неправильные не нужны. Здесь и вправду лучше отдать деньгами.

Оригинал

2723436

Рассказывает Дарья Луганская, бывший корреспондент РБК, Forbes, BBC Russia

«Интернет возник как спецпроект ЦРУ США, так и развивается», — заявил Владимир Путин три года назад. С тех пор у властей стало еще меньше доверия к сети — рассаднику вольнодумства.

При этом объем экономики российского сегмента интернета (онлайн-торговля, электронные платежи, цифровой контент и т.п.) в 2015 году достиг 1,35 трлн руб. или 2,4% ВВП страны (данные Российской ассоциации электронных коммуникаций, РАЭКа). Прогноз на 2016–й — 1,58 трлн руб.

Если чиновники всерьез возьмутся за «наведение порядка» в сети, оплачивать их инициативы — как правило, очень недешевые — придется или из госбюджета, или из прибыли частных интернет-компаний.


Способ первый: тотальная прослушка

С 1 июля 2018 года вступит в силу вторая часть так называемого «пакета Яровой» (комплекса антитеррористических поправок в действующие законы, подготовленного депутатом Ириной Яровой): это подразумевает новый порядок хранения и расшифровки трафика.

Операторы связи — МТС, «Мегафон», «Билайн», «Ростелеком» и другие — будут обязаны хранить записи звонков и любых сообщений пользователей, а также весь интернет-трафик (информацию о посещениях тех или иных сайтов, постах, репостах и т.п.) в течение полугода. Провайдеры и сайты, попавшие в реестр организаторов распространения информации в сети интернет, тоже должны хранить весь пользовательский трафик в течение шести месяцев. Все эти данные нужно будет передавать силовикам по запросу.

Подобное хранение стоит очень дорого: компании оценивали свои совокупные затраты в несколько триллионов рублей, Минкомсвязи — в 100 млрд руб. Весь российский рынок телекоммуникаций — это 1,688 трлн руб. в 2016 году (данные агентства «ТМТ Консалтинг»).

Минкомсвязи обсуждает со спецслужбами возможность сократить объем хранения в 10 раз, но затраты все равно окажутся колоссальными.

Интернет-сервисы также обязали передавать ключи шифрования ФСБ (по запросу службы) под страхом крупного штрафа. «Коммерсантъ» писал в сентябре, что ФСБ пытается придумать способ расшифровки всего трафика в России с помощью DPI-систем.

Чтобы никто не вздумал припрятать информацию, с 1 сентября 2015-го действует требование хранить все персональные данные россиян на территории России. Теперь западные компании взвешивают, насколько им выгодно оставаться в России — дополнительные серверные мощности и их обслуживание стоят недешево.

В ноябре 2016-го года из-за нарушения данного требования была заблокирована соцсеть для поиска работы LinkedIn, принадлежащая американской Microsoft. И все же, по мнению соавтора книги «Битва за Рунет: Как власть манипулирует информацией и следит за каждым из нас» Андрея Солдатова, Microsoft известен «своей разговорчивостью и тесным сотрудничеством с российскими властями». Например, компания раскрыла исходный код Windows по требованию спецслужб, чтобы получить госзаказ на свои программы. Поэтому не исключено возвращение LinkedIn.

Долго не отвечала на требования властей соцсеть Twitter, но в итоге все же объявила о переносе персональных данных россиян в Россию в 2018 году. Такие же обещания дали мессенджер Viber и сервис заказа такси Uber.

Солдатов уверен, что соцсеть Facebook и интернет-гигант Google точно не пойдут на перенос данных. Роскомнадзор, главный регулятор рунета, пока не угрожает им блокировкой — в список компаний для проверки на соответствие этому закону в ближайшее время они не входят.

Подобные меры контроля применяются и в других странах, рассказала Open Economy Роуз Длугач, cтарший аналитик Freedom House, американской НКО, ежегодно составляющей рейтинг свободы интернета в разных странах мира. «В Турции PayPal потеряла свою лицензию из-за несоблюдения требований к локализации данных. Власти Ирана дали понять, что сервисам для коммуникации скоро придется хранить данные в этой стране. В начале 2016-го года аналогичный закон о локализации был принят в Казахстане. Данные граждан становятся потенциально доступны властям, а зарубежные платформы вытесняются с местного рынка», — объяснила она.


Способ второй: блокировка сайтов

Еще в 2012 году российские власти придумали основной механизм, для контроля за интернетом — «черные списки» сайтов. Попав в реестр запрещенных сайтов за нарушение одного из многих законов — о пропаганде суицида и наркотиков, о призывах к экстремизму или терроризму и др. — ресурс блокируется, часто без суда. К середине апреля 2017 года активисты «Роскомсвободы» насчитали уже более 4 млн сайтов, закрытых по этой схеме.

Прежде Роскомнадзор неоднократно угрожал полной блокировкой (и иногда на несколько часов доступ действительно пропадал) таким крупным международным площадкам, как YouTube, Reddit, Vimeo или Wikipedia. Но речь не шла о незаконности всего сайта в целом — лишь о конкретной странице, контент на которой противоречил, по версии чиновников, одному из многочисленных законов.

Доступ сразу ко всему сайту пропадал из-за технологической погрешности — если сайт использует защищенный протокол https, операторы связи не могут заблокировать отдельную страницу. В результате сайты шли на попятную — удаляли спорный контент, и доступ к ним возвращался.

Получить доступ к запрещенным сайтам при желании можно — через программы, которые маскируют местоположение пользователя: вы заходите на сайт как будто не из России, а, например, из Англии. Речь идет о так называемых анонимайзерах (скрывают ваш реальный IP-адрес) и VPN-сервисах (шифруют весь ваш трафик).

И россияне активно этим пользуются. Наша страна — вторая в мире после США по числу пользователей самого известного анонимайзера Tor (почти 12% клиентов Tor находятся в России).

В конце апреля 2017-го «Ведомости» сообщили о законопроекте, разработанном Роскомнадзором, согласно которому сервисы для доступа к запрещенным сайтам сами по себе подлежат блокировке. Но есть один нюанс — владельцы этих сервисов могут избежать блокировки, если добровольно отключат доступ к сайтам из «черного списка» Роскомнадзора. Также законопроект обязывает поисковые системы прекращать выдачу ссылок на заблокированные сайты. Штраф за отказ — до 700 тыс. руб.

Цель — сделать обход блокировок незаконным и блокировать крупные сервисы; но каналы распространения анонимайзеров останутся — в мессенджерах, в электронной почте и т.д.

«Ведомости» также узнали, что к несговорчивым площадкам может применяться не только полная официальная блокировка, но и меры, затрудняющие пользователям доступ — например, замедляющие работу того или другого сайта. Правда, технически это очень сложно и дорого. По подсчетам Института исследований интернета, если ограничивать трафик на уровне абонентских устройств, для этого понадобится специальное оборудование, разработка и внедрение которого обойдутся в $5 млрд.


Способ третий: автономия рунета

В России пытаются регулировать так называемую «критическую инфраструктуру» рунета — точки обмена трафиком с другими странами, доменные имена в зоне .рф и .ru.

Два года назад на заседании Совета безопасности Путин поручил ведомствам придумать способ, как сохранить устойчивость рунета на случай, если его отключат от внешнего мира.

С конца прошлого года обсуждаются два законопроекта на эту тему — от Минкомсвязи и от ФСБ.

Минкомсвязи предлагает внести маршруты трафика в государственную информационную систему (ГИС). Это нужно для того, чтобы в случае необходимости поменять эти маршруты и сделать трафик более локальным, пишут «Ведомости». Точки обмена трафика предлагается передать в собственность исключительно российским компаниям. Наконец, Минкомсвязи предлагает ввести правило, что администратор национальной доменной зоны должен быть российским юрлицом, причем учрежденным госорганом исполнительной власти в области связи (то есть, собственно, Минкомсвязи).

ФСБ предлагает поправки в Уголовный кодекс за причинение вреда критической информационной инфраструктуре или создание ей угрозы. По замыслу ФСБ, за различные виды нарушений должна быть наложена ответственность вплоть до лишения свободы на шесть лет.

По мнению Солдатова, законопроект ФСБ опасен еще и тем, что предлагает «лепить гриф «Секретно»» на все, что к относится к критической инфраструктуре. Это означает контроль спецслужб над сервисами и поставщиками, секретные и непрозрачные действия с трафиком.

Оба документа нашли своих критиков. Против варианта ФСБ выступили, например, Microsoft и Cisco, идеи Минкомсвязи не одобрили, в частности, отраслевая организация РАЭК и экспертный совет при правительстве. Пока ни один из проектов не стал законом.


Оригинал

2722134

На вопрос отвечает Сергей Алексашенко, экономист, старший научный сотрудник института Брукингса, первый зампред правления Центробанка в 1995–1998 гг.

Многие россияне искренне любят Владимира Путина и считают его великим лидером, много сделавшим для страны. И готовы голосовать за него на выборах. И готовы выйти на митинг в его поддержку. Но эта любовь, как и положено, опирается не на здравый рассудок, а на эмоции. Эта любовь ближе к религиозной вере, которую нельзя «поверить алгеброй».

Возможно именно поэтому у сторонников Путина плохо получается объяснить, что же такого хорошего для страны сделал российский президент за 17 лет своего правления, и какими своими действиями он улучшил жизнь простых россиян.

Вот, например, известная в соцсетях картинка (авторство приписывается партии Великое Отечество. — прим. OpenEconomy) — она как бы доказывает эффективность руководства страны.

2722136

На мой взгляд, это тот случай, когда отсутствие рациональных аргументов, пытаются подменить плакатной продукцией. Плюс — многие приведенные на плакате показатели после 2013-го будут смотреться уже не так красиво.

Если взять данные 2013–2016 годов, то окажется, что за это время ВВП в долларовом выражении сократился на треть, до $1,4 трлн, а ВВП на душу населения — до $9,66 в год; золото-валютные резервы снизились до $398 млрд, а госдолг вырос до 13,2% ВВП. Но, понятно, что такая оценка тоже не будет адекватной.

Внешние обстоятельства

Когда мы говорим о результатах деятельности того или иного руководителя (страны, ведомства, компании), то необходимо разделять влияние внешних обстоятельств, от результатов, связанных с теми решениями, которые принимал этот руководитель.

Так, вряд ли справедливо приписывать лично Владимиру Путину рост мировых цен на нефть в 2003–2008 годах — он ничего не сделал для этого, а Россия получила более $2 трлн дополнительной экспортной выручки только от нефти и нефтепродуктов и еще примерно $1 трлн — от экспорта газа (я уже объяснял эту свою оценку, которая строится на разнице между средней ценой на нефть в 2000-2002 годах и фактическими ценами на «черное золото»). А, собственно говоря, и рост ВВП, и рост золото-валютных резервов, и рост бюджетных расходов, и рост зарплат бюджетников и пенсий, и погашение внешнего долга, и бездефицитный бюджет являются следствием этого.

Точно также не стоит забывать о том, что Владимиру Путину повезло, и он пришел в Кремль, когда российская экономика восстановилась после тяжелейшего кризиса 1998 года и набрала полный ход — темп роста экономики в 1999-м составил 6,4%, а в 2000-м — 10%. И, очевидно, что бюджетная ситуация и ситуация с выплатой зарплат и пенсий после этого резко улучшилась.

Сигналы инвесторам

Результатом приватизации 90-х и отказа властей от пересмотра правил игры и национализации сырьевых предприятий стало то, что в 2000–2004 годах физические объемы добычи нефти в России выросли на 50% (а газа, на газовом рынке в то время кроме «Газпрома» никого не было, — только на 10%), производства черных и цветных металлов — на 30–35%. Собственно говоря, тот самый эффективный собственник, которого так долго искали в 90-е годы, абсолютно рационально отреагировал на посылаемые сигналы и показал свои возможности. Можно ли приписывать этот эффект Владимиру Путину? Наверное, да, если сказать, что он мог сделать хуже, но не сделал.

Не сделал до 2003 года. До дела ЮКОСа, после чего рост добычи нефти в России резко затормозился — темпы роста добычи нефти в 2005–2016 годах составляли 1–1,5% в год.

После ЮКОСа были «Сахалин-2» (иностранные инвесторы были вынуждены отдать половину проекта госкомпании «Газпром») и «ВСМПО-Ависма» (друг Путина Сергей Чемезов взял под контроль и приватизировал титанового монополиста), «Евросеть» (основатель сети Евгений Чичваркин утверждал, что уголовные преследования вынудили его продать компанию по заниженной цене) и «АвтоВАЗ» (его спасателем и новым акционером стала возглавляемая Чемезовым госкорпорация «Ростех»), «Башнефть» (ее владелец Владимир Евтушенков угодил под домашний арест из-за обвинения в отмывании денег, а «Башнефть» позже была продана госкомпании «Роснефть») и Ковыкта (месторождение досталось «Газпрому»), «Домодедово» (владелец Дмитрий Каменщик стал фигурантом уголовного дела и мог лишиться аэропорта) и «Русснефть» (главу компании Михаила Гуцериева обвинили в незаконном предпринимательстве, он находился в Лондоне до декриминализации его статьи) и прочая, прочая, прочая по всей стране. В результате уже к 2013 году рост инвестиций в российской экономике остановился, а вслед за этим прекратился и рост экономики.

Прошедшие 17 лет правления Владимира Путина с точки зрения экономики можно разделить на два этапа — до середины 2008 года и после. Точкой перелома стал глобальный финансовый кризис. На первом этапе росли цены на нефть, Россия активно привлекала капитал с западных рынков, средние темпы роста экономики составляли 7% в год. На втором этапе и цены на нефть упали, и рынки капитала для России закрылись в ответ на ее агрессивную внешнюю политику — результат не заставил себя ждать: рост российской экономики с середины 2008-го до конца 2016-го составил 0,4%. Нет, это не среднегодовой темп роста, а накопленный рост за 8,5 лет. Как говорится, почувствуйте разницу!

Итог — стагнация

Я далек от того, чтобы говорить, что Владимир Путин не сделал ничего хорошего для экономики, это было бы неправдой. Самое главное его достижение — он не только ни разу не попытался заморозить цены, но и разрешал последовательно двигаться в сторону дальнейшей свободы ценообразования (газ, электроэнергия), что позволяло экономике восстанавливать равновесие в случае разнообразных шоков.

Важнейшим позитивным решением стал переход к плавающему курсу рубля, что позволило экономике гораздо легче пережить падение нефтяных цен в 2014–2016 годах, чем в 1998-м или 2008-м. Нельзя забывать о том, что кризис 98-го стал серьезным уроком для российских властей, и даже в тяжелые моменты они не допускали расслабленности бюджетной политики, предпочитая идти на замораживание зарплат и пенсий и на секвестр бюджетных обещаний ради сохранения макроэкономической стабильности. Все это несомненно помогало экономики, создавая для нее надежный фундамент.

Однако, если в двух словах подводить итог экономической политики Владимира Путина по состоянию на сегодняшний день, то этот итог будет звучать неутешительно: российская экономика находится в состоянии стагнации, у нее нет внутренних сил для роста, а попытки правительства оживить ее пока не приносят успеха.

Владимир Путин собирается пробыть на президентском посту еще какое-то время: то ли год, то ли семь, то ли… И если мы через какое-то время снова решим посмотреть на его достижения, то нужно быть готовым к тому, что мои выводы могут измениться. Но не надо забывать, что измениться они могут в обе стороны.

Слабы стороны современной России

Для большей объективности приводим данные исследования «Индекс глобальной конкурентоспособности 2016–2017» (The Global Competitiveness Report 2016–2017), выпущенного в конце 2016 года Всемирным экономическим форумом (World Economic Forum).

Исследование содержит 114 рейтингов, в каждом из которых 138 государств мира проранжированы по одному из показателей, отражающих конкурентоспособность страны — возможность обеспечить благосостояние своих граждан, эффективное использование ресурсов и т. д.

Вот 20 рейтингов, по которым у России самые плохие показатели, и она не вошла даже в топ-100:

1. Высокая инфляция (132-е место; первые места занимают страны с самой низкой инфляцией).

2. Большой объем импортных товаров (128-е место; первые места занимают страны с наименьшей долей импорта в ВВП).

3. Распространенность офшорных схем (126-е место; первые места занимают страны, где владение активами через зарубежные фирмы не распространено).

4. Неблагоприятные условия для прямых иностранных инвестиций (124-е место; первые места занимают страны с самыми благоприятными условиями для ПИИ).

5. Плохая защита прав собственников (123-е место; первые места занимают страны с самыми защищенными собственниками).

6. Низкое качество дорог (123-е место; первые места занимают страны с самыми качественными дорогами).

7. Ненадежность банков (121-е место; первые места занимают страны с самыми надежными банками).

8. Недостаточная защита интеллектуальной собственности (117-е место; первые места занимают страны с сильной защитой).

9. Недостаточная защита интересов миноритарных акционеров (116-е место; первые места занимают страны с сильной защитой).

10. Неэффективное биржевое регулирование (113-е место; первые места занимают страны с эффективным регулированием).

11. Низкий объем привлекаемых иностранных инвестиций и технологий (111-е место; первые места занимают страны с развитым трансфером технологий).

12. Распространенность нетарифных барьеров для инвесторов (111-е место; первые места занимают страны, в которых такие барьеры отсутствуют).

13. Отсутствие нужных финансовых сервисов для бизнеса (111-е место; первые места занимают страны с высоким предложением таких сервисов).<.i>

14. Низкая поддержка аграрного сектора (110-е место; первые места занимают страны, активно поддерживающие своих фермеров).

15. Ненадежность полицейских служб (109-е место; первые места занимают страны, в которых граждане доверяют полиции).

16. Непривлекательное для инвесторов налогообложение (106-е место; первые места занимают страны со стимулирующим экономику налоговым режимом).

17. Распространенность ВИЧ (106-е место; первые места занимают страны с наименьшей долей инфицированных от взрослого населения).

18. Непривлекательное для трудящихся налогообложение (105-е место; первые места занимают страны со стимулирующим экономику налоговым режимом).

19. Неэффективное использование трудовых ресурсов (103-е место; первые места занимают страны с наибольшей эффективностью).

20. Высокое давление госрегулирования (103-е место; первые места занимают страны с минимальной бюрократией).

Оригинал

2716706

На вопрос отвечает Владимир Крейндель, исполнительный директор УК «ФинЭкс Плюс»

Без самостоятельного накопления на пенсию человек обречен зависеть от государственного обеспечения, надежность которого в будущем вызывает серьезные сомнения. И все же многие из тех, кому стоило бы самому копить и инвестировать, не делают этого, считая цель нереалистичной и недостижимой. Попробуем найти путь к достижению этой цели в пять шагов.

Шаг 1: признайте серьезность проблемы

Только внутренняя мотивация может заставить человека действовать разумно и во благо себе. Как ее создать? Поверьте в то, что на пенсии будет плохо. Представьте драматичное падение уровня потребления, неотложные расходы на медицинские услуги и лекарства (в дополнение к стандартным тратам). Поговорите с неработающим пенсионером, не имеющим поддержки. Испугайтесь.

Если страх «несчастной» пенсии для вас не работает, визуализируйте цель через пенсию «счастливую» (это легко, если вы видели беззаботных заграничных туристов-пенсионеров). Не важно как, но заставьте себя отнестись к формированию «пенсионного сундука» серьезно.

Найти внутреннюю мотивацию постоянно инвестировать так, чтобы получить вознаграждение в лучшем случае через несколько десятков лет — очень сложно. Для инвестиций нужны регулярные сбережения, которые появляются исключительно через ограничение текущего потребления. Но это важно.

Шаг 2: поставьте цель — сколько вам потребуется в старости?

Предположим, вы действительно хотите накопить на пенсию самостоятельно и поставили конкретную цель. Получаете зарплату и перед вами в силу возраста есть ощутимый период времени для инвестирования, скажем, 20+ лет? Отлично, у вас есть все, что нужно для успешного старта. Запишите цель — целевую сумму и планируемый год выхода на пенсию.

Цель создания «сундука» — помочь поддержать уровень потребления на приемлемом уровне с учетом инфляции. Консервативный расчет показывает, что 35-летнему человеку, зарабатывающему примерно 100 тыс. руб. (около $1,8 тыс.) в месяц для поддержания уровня потребления на уровне хотя бы половины заработной платы необходимо накопить $200 тыс.

Я исхожу из того, что 50% — это минимально приемлемое соотношение пенсии и зарплаты, а наш герой проведет на пенсии примерно 15 лет.

Шаг 3: подготовьте стартовую площадку — научитесь откладывать

Прежде чем начинать инвестировать, трезво оцените финансовое положение семьи. Мы будем исходить из того, что создание «пенсионного сундука» попадает в список ваших приоритетов. Погасите долги, создайте неприкосновенный запас на банковском депозите, исходя из потребления семьи на 3–6 месяцев.

В каждом конкретном случае подготовка для старта имеет свои нюансы, так что, если чувствуете, что ваш случай непростой, попробуйте поговорить с независимым финансовым советником — он поможет разложить по полочкам ваше финансовое положение. Правда, профессионала в этой области не так легко найти.

Начало инвестирования зачастую окружено мифами. Иногда можно услышать, что сначала нужно устроиться в жизни, и лишь затем инвестировать. На самом деле переход к инвестированию уже в молодости заставит «работать на себя» сложные проценты. Еще раз — инвестировать стоит начинать сразу после накопления минимального резерва.

Шаг 4: выберете стратегию достижения цели — способ инвестирования

Просчитайте путь к достижению цели, исходя из того, сколько вы сможете откладывать и под какую ставку будете размещать эти средства. Реалистичная долларовая доходность, которую можно взять для расчета — около 5% годовых. В этих условиях регулярно отчислять на будущую пенсию придется около 11–12% от обозначенной нами зарплаты.

Активы «пенсионного сундука» должны быть ликвидны, то есть сформированы так, чтобы их можно было легко и без потерь обращать в деньги. Еще одно минимальное требование — защищать сбережения от девальваций рубля и от глубоких просадок рынка. Понятно, что недвижимость в этом смысле не является подходящим решением.

Обеспечить требуемую доходность может диверсифицированный портфель международных активов — акции, облигации, золото. Создать его можно с использованием брокерских услуг от какого-либо надежного банка, брокера (это наименее затратный способ) или услуг доверительного управления. Долгосрочные вложения хороши тем, что вам не придется думать о проблеме налогообложения доходов (будут применяться налоговые льготы).

Самый экономичный и надежный способ создать качественный портфель — через индексные финансовые инструменты, которые обеспечивают низкие издержки и контроль вложений. Они повторяют структуру известных биржевых индексов. Например, индекс Московской биржи включает 50 акций крупнейших и динамично развивающихся российских компаний, их перечень и вес в индексе пересматривается раз в квартал.

При подборе финансовых продуктов необходимо грамотно подобрать соотношения между различными классами активов. Здесь могут помочь простые онлайн советники. Позитивное влияние на доходность оказывают регулярные перебалансировки — продажа подорожавших и покупка подешевевших активов.

С чего начать, если вы никогда не инвестировали?

Обратитесь в отделение банка с госучастием для открытия брокерского счета. Частные банки и брокеры также могут с этим помочь, и хранение активов в них также организовано надежно и централизовано, но для начинающего инвестора важен психологический комфорт, а его по традиции, скорее, дают госбанки.

Полезно одновременно со стандартным брокерским счетом открыть индивидуальный инвестиционный счет (ИИС), предоставляющий право на налоговые льготы (вычеты). Открытие счета бесплатно, однако перед принятием решения внимательно изучите Регламент предоставления услуг и тарифную политику банка или брокера. Не рекомендую пользоваться услугами компаний, которые взимают отдельную плату за ИИС, это нельзя назвать обоснованной комиссией.

После открытия счетов у вас появилось надежный и удобный способ размещения средств — пустой «пенсионный сундук». Теперь нужно его наполнить, но чем? Проще всего использовать портфель из биржевых фондов, благо его по запросу клиента предлагают многие банки и брокеры. Это даст возможность вложиться в акции и облигации международных компаний с минимальными издержками.

Технология приобретения простая — необходимо банковским переводом перечислить денежные средства в рублях на брокерский счет, а затем дать поручение брокеру на приобретение акций биржевых фондов. Подать такое указание можно устно по телефону или онлайн, например через личный кабинет или веб-платформу.

Как собрать портфель из биржевых фондов? Есть два пути. Первый — ознакомиться с принципами создания инвестпортфеля: несколько хороших книг переведено и доступно на русском языке. Второй путь — воспользоваться подбором портфеля, эту услугу оказывают так называемые автоматические советники — робо-эдвайзеры.

Шаг 5: старайтесь не сбиться с курса

Цель реальна, но достичь ее можно только при регулярном пополнении «сундука» и грамотном вложении средств. Будет велик соблазн изменить приоритеты и потратить накопленное на текущее потребление. Будут появляться отговорки, «почему именно в этом месяце» и так далее.

Как стать самому себе тренером и помочь сохранить мотивацию? По возможности, автоматизируйте ежемесячные переводы — это позволит не думать о рутине. Поощряйте себя за прогресс в достижении целей, регулярно записывайте хронику своего прогресса. Как только процесс создания «пенсионного сундука» перестанет быть для вас «черным ящиком», а станет регулярной процедурой — вы почувствуете огромное облегчение и перестанете бояться наступления пенсионного возраста.

Оригинал

На вопрос отвечает Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН

Благосостояние россиян действительно частенько сравнивают с возможностями граждан ОАЭ. Дескать, главный источник доходов и той, и другой страны — нефтяные месторождения, но уровень жизни почему-то разный.

Давайте разберемся, как тут правильно сравнивать.

10 миллионов счастливцев: как распределяется нефтяное богатство?

Почему бы не сравнить, в самом деле? Обе страны — крупнейшие поставщики топлива (Россия занимате 3-е место в мире по объему поставок нефти, ОАЭ — 7-е), сопоставимы по размеру всего экспорта — $250—400 млрд в год.

Доказанные запасы нефти тоже похожи: у России на 1 января 2016 года было 80 млрд баррелей, у ОАЭ — 98 млрд. Добываем мы, конечно, раза в три больше: 540,7 млн тонн (12,4% мировой добычи) против 175,5 млн (4%) в 2015-м.

При этом по Индексу человеческого развития ООН Россия занимает 49-е место в мире, ОАЭ — 42-е. Ожидаемая продолжительность жизни, по данным Всемирной организации здравоохранения и Росстата, в России — 72 года, в ОАЭ — 77 лет. Но всем известно о сказочных привилегиях, о почти бесплатной жизни, даруемой государством гражданам Эмиратов. Почему так?

Ответ простой: производительность труда в ОАЭ кратно выше, чем в России. ВВП на душу населения в Эмиратах — $38,7 тыс. (выше, чем в Германии), у нас — $9,2 тыс.

С учетом уровня цен, то есть по «паритету покупательной способности« — тоже кратно выше: в ОАЭ — $67,2 тыс. (больше, чем в Швейцарии и США), в России — $26,0 тыс.

Вдумчивый патриот пойдет, конечно, в изучениях гораздо дальше. Он зароется в статистику и обнаружит, что наше счастье — российские нефть, газ и прочее сырье — добывают всего лишь 1,5 млн человек. А с учетом тех, кто им служит, охраняет их и кормит, а также ими управляет, получается примерно 5–10 млн.

Но ведь в ОАЭ населения — тоже 9 с лишним миллионов. И здесь мы можем быть совершенно уверенны в том, что эти команды людей — по 9–10 млн человек и в России, и в Эмиратах абсолютно сопоставимы по деньгам, которые они извлекают на свет божий из недр земли. И живут они примерно одинаково.

Вот только в России помимо этих счастливчиков остаются еще 135–140 млн человек, с которыми что-то надо делать, а в Эмиратах их нет. Эти «лишние» люди заслуживают большой универсальной экономики, но не получают ее, потому что живут во времена одной из самых неудачных макроэкономических политик.

Двадцать с лишним лет — сверхтяжелый рубль, сверхдорогой кредит, вечно жесткая денежная политика, мелкая и спекулятивная финансовая система, взрывающаяся кризисами, нижайшая норма инвестиций, тяжелейшие налоги для экономики, которая собирается расти, сверхвысокая регулятивная нагрузка, сверхконцентрация собственности вместе с огосударствлением, сверхволатильность, три финансовых кризиса и взрывных девальвации — что еще нужно, чтобы экономика вечно оставалась развивающейся, олигополистической, сырьевой?

И еще при этом «деиндустриализация». Мы превратились в задний, ресурсный двор ЕС и Китая, в экономику «сырья против бус», а точнее — сырья против поставок оборудования, технологий, инструмента и шмоток.

При такой экономической политике жизнь в России становится вечным торгом между 5–10 млн «сырьевиков» и 135–140 млн других граждан, которым все достается всегда по остатку. Все перекройки пенсионной системы, содрогания вокруг налогов и «оптимизации» социальных обязательств следуют из этого конфликта интересов, который, пока денег много, просто тлеет, а когда наступает кризис — может раздуться в пожар.

Бедуины и российская элита: кому живется лучше?

Но разве в Эмиратах богатство тонким слоем размазано по бутерброду? Среди многих равных? Нет, конечно. Это абсолютная монархия, глубоко сословное общество. Ядро — эмиры с личными богатствами в $5–15 млрд, десятки их детей и, наверное, сотни внуков. И плюс еще 1,4 млн «своих» граждан ОАЭ. Это племя, те самые бедуины, которых нужно кормить, холить и лелеять, хранить их традиции, потому что они — свои, охрана, ключевые управляющие, основа основ Эмиратов.

Остальные, почти 8 млн человек — сытно накормленные экспаты, наемная сила, спецы всех видов, белые, желтые, какие угодно (в том числе, 2–3 млн человек из Индии, примерно 50 тыс. русскоязычных). Чтобы натурализоваться в Эмиратах, они должны жить и работать в них почти библейский срок — 30 лет.

Именно свои — и только они — 1,4 млн граждан Эмиратов получают все мыслимые привилегии от государства, а точнее — из рук своих племенных шейхов. По экономическому смыслу, это вырезка из общего нефтяного пирога в пользу привилегированного класса, каждого девятого жителя ОАЭ. Свои — всегда выше других, свои — любят работать в правительстве, их права — значимей и, конечно, им — всегда зеленый свет в любой спорной ситуации.

А что Россия? Мы полностью повторяем кастовую структуру Эмиратов. Из 5–10 млн человек, занятых в сырьевом секторе в России, 1–1,5 млн человек — это собственники, политики, класс высших управляющих, чиновников, охранителей и дорогой обслуги. И они получают все мыслимые привилегии — денежные и натуральные, не менее весомые, чем у тех, кто сидит под звездами в пустынях Эмиратов.

Это тоже «свои», тоже племя, хотя вряд ли они бывали под бедуинским шатром. Они — истэблишмент, поддерживающий современную политическую и экономическую систему в России, который имеет прямой доступ к выдающемуся куску сырьевого пирога.

Пристегните, пожалуйста, ремни. Дальше — список того, что полагается гражданам Эмиратов (не экспатам). Они свободны от налогов на свои доходы. Их бесплатно и очень качественно лечат. Беспроцентные ссуды на жилье или даже бесплатное жилье. Большие пенсии от правительства. Бесплатное высшее образование дома и за рубежом. Субсидируемый бензин. Субсидии в оплате коммунальных услуг. Около $20 тыс — подарок от государства к свадьбе. Погашение долгов, если бизнес испытывает трудности. Гарантии работы на правительство с высоким заработком. Бесплатная земля.

Нам завидовать здесь нечему. Все это есть и на российских равнинах — у тех, кто в круге ближнем. У тех самых 1,5 млн человек или у чуть большего числа, учитывая, что приходится им удерживать не 84 тыс. кв. км, как в Эмиратах, а одну восьмую суши. Причем благополучие дается им не автоматически, не по факту рождения или паспорта, а по месту и факту верной службы.

Еще 130 млн россиян: как с ними быть?

ОАЭ «внутри» российской экономики? Действительно, матрешка. Внутри — "племя бедуинов», 1–1,5 млн человек со всеми мыслимыми и немыслимыми льготами. Потом матрешка побольше — "наемные«, хорошо накормленные, те, кто извлекают и защищают сырьевую ренту — 8—9 млн человек. А уж затем самая широкая матрешка — 135—140 млн, которым и рента, и льготы, и привилегии достаются по остатку. Им-то что делать?

Как что? Жить, работать, наслаждаться. Добиваться разумной экономической политики, которая вместо циничного «будем делать то, что умеем хорошо», то есть добывать сырье, отстроит открытую, социальную, рыночную, универсальную экономику, в которой сырье, конечно, останется важным фактором успеха, но будет играть второстепенную роль.

Кстати, именно это сделали в Объединенных Арабских Эмиратах. Когда-то полностью нефтяная страна, сегодня — крупнейший финансовый и торговый центр, офшор, выдающийся авиационный хаб. Там нефть уходит на второй план. В структуре ВВП Эмиратов первое место (55%) в 2016 году занимала сфера услуг, а не промышленность.

Плюс дешевое правительство, несмотря ни на какие монархии. Доля конечного потребления государства в ВВП — 7,5—9%, для сравнения в России — больше 18%. Плюс налоги легче, чем в России. Цена денег, то есть процент по кредитам, в 6–7 раз ниже, чем в России, инфляция — в 2–3 раза. Работай и строй хоть до упада.

За всем этим стоит понимание шейхами того, что экономика не может стоять только на одной нефтяной ноге. Они оказались склонны к инновациям. Сумели вложить твердой рукой нефтяную ренту в строительство многоотраслевой экономики и чудес света, приносящих прибыль. Оказались легки в том, чтобы осуществлять самые сумасшедшие и потому самые эффективные идеи. Надо же было в арабском, традиционалистском обществе, в бедуинской пустыне, нежащейся от нефтяных доходов, создать один из лучших в мире офшоров — Международный финансовый центр в Дубае с его английским языком, британским правом и судопроизводством, как в Лондоне!

Когда сравниваешь Россию и ОАЭ, можно быть уверенным только в одном. Не может быть ни устойчивым, ни развитым общество-матрешка, сырьевая экономика, построенная на сверхконцентрации власти и ресурсов, в которой где-то на периферии гуляют 135–140 млн человек. Поэтому мы обязаны найти политику роста для того, чтобы стать многоотраслевой, универсальной экономикой для всех.

Это значит, что стоит копировать Эмираты. Но не в кастовости, не в создании своего собственного «племени бедуинов», как опоры для власти. Это уже случилось. А в чем тогда? В способности общественного проектирования и генерации новых идей, в том, чтобы, наконец, придумать, как из камня, из сухого песка пустыни выжать воду.

Оригинал

2709552

На вопрос отвечает Дмитрий Бутрин, заместитель шеф-редактора ИД «Коммерсантъ»

В середине марта в Минфине заявили, что сейчас налоговая система заточена под выполнение социальных обязательств (пенсионных, медицинских и т.д.), а не под экономический рост — и это надо исправить. Действительно ли наше правительство до сих пор было сверхзаботливым по мировым меркам?

10 фактов о бедности в России

1. Средняя зарплата в России по итогам 2016 года составила 36,7 тыс. руб., средняя пенсия — 13,2 тыс. руб.

2. Бюджет Пенсионного фонда в 2017 году соответствует 9,9% ВВП России. Кроме того, 2,7% ВВП страна расходует на социальную помощь (трудовые пенсии сюда не входят), что сравнимо со странами Европейского союза, говорится в докладе Всемирного банка, опубликованном в январе.

3. Прожиточный минимум (стоимостная оценка потребительской корзины, обязательных платежей и сборов) по итогам III квартала 2016 года определен в размере 9,889 тыс. руб. в месяц (для трудоспособного населения — 10,678 тыс. руб., для пенсионеров — 8,136 тыс. руб.). Прожиточный минимум за IV квартал 2016-го должен быть утвержден весной 2017 года.

4. Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) с 1 июля 2017 года вырастет с 7,5 тыс. руб. до 7,8 тыс. руб. И прожиточный минимум, и МРОТ различаются по регионам и фиксируются в постановлениях регионального правительства. Минтруд в феврале пообещал довести МРОТ до уровня прожиточного минимума в течение 3–5 лет.

5. По данным Росстата, 20,3 млн россиян (13,9% населения) в январе-сентябре 2016 года получали доход ниже прожиточного минимума, то есть проживали за чертой бедности. Вице-премьер Ольга Голодец при этом отмечала, что прожить на «минимум» «практически невозможно».

6. В середине марта Голодец рассказала об «уникальном явлении в социальной сфере» — «работающих бедных». По ее данным, 4,91 млн человек в стране (больше 3% населения) работают за зарплату на уровне МРОТ, то есть ниже прожиточного минимума.

7. Порог бедности, который принят в России — примерно 330 руб. (около $6) в день — соответствует мировому пониманию черты бедности, следует из доклада Всемирного банка, опубликованного в январе.

8. По оценкам Credit Suisse, 10% россиян владеют 89% совокупного благосостояния всех домохозяйств, за год (на середину 2016-го) эта доля выросла на 2 процентных пункта. В США концентрация ниже — 78%, в Китае — 73%.

9. Примерно 40% россиян денег хватает только на еду, следует из февральского опроса РАНХиГС. Около 37% могут позволить себе купить одежду, 15% — бытовую технику. Доля россиян, имеющих сбережения, за 2016 год упала с 55% до 40%.

10. По данным РАНХиГС, на 1 февраля величина долга населения перед банками составила 10,7 трлн руб. В среднем россияне в 2016-м отдавали по кредитам 33% доходов, в 2015-м было 37%, подсчитало Объединенное кредитное бюро. Средний ежемесячный платеж на одного заемщика составил 12,1 тыс. руб.

Учитывая статистику о российской бедности, какого подхода стоит придерживаться при реформировании экономики?

2709554

Перестать прибедняться

Разговоры о «положении беднейших слоев населения» в России начинаются при обсуждении каких угодно будущих реформ — будь то повышение пенсионного возраста, или налоговый маневр, связанный с перекладыванием нагрузки с предприятий на население (подробнее о маневре можно прочесть тут). Но надо иметь в виду, что нет более мифологизированной сферы, чем социальное устройство страны и его зависимость от государства.

Начать следует с того, что сейчас в России не так много бедных, как может казаться. РФ — страна, в которой, скорее, принято прибедняться, нежели быть бедным: оценки Росстата о 14–15% застойной бедности в стране вполне справедливы. Критерии Росстата вполне соответствуют международным. Исходя из них, у страны скорее другая проблема — это низкий относительно стран Евросоюза и США достаток среднедоходных групп и большое доходное и имущественное расслоение именно в них.

Истинная российская бедность примерно соответствует бедности в США и немного превосходит число бедных в старых странах Евросоюза. Характер проблем этой части населения хрестоматиен и описан во во всех исследованиях на эту тему — не важно, идет речь о Франции, Германии, Японии или ЮАР — от генерации преступности в этой сфере до необходимости защиты здоровья этих людей, на что они имеют ровно такие же права, как и богатые.

Несомненно, основная сложность в борьбе с российской застойной бедностью — та же, что и во всем мире: по-существу, это замкнутая субкультура, умеющая почти безупречно защищаться от попыток ее добрых и более богатых соседей помочь ее представителям жить так, как этим соседям представляется правильным и нормальным. И в этом смысле «социальное государство» в России пока даже не представляет себе, какого масштаба сложности его ждут в тот момент, когда оно наконец сможет приступить к работе, которую другие социальные государства ведут безуспешно десятилетиями.

2709556

Помогать адресно

Это сложнейшая работа — необходимо вычислить в группе реально бедных тех, кто действительно нуждается в помощи и поддержке, необходимо помочь созданию сложнейшей сети общественных структур, которые могут эту задачу реализовать. Именно помочь созданию — государство не должно создавать эту сеть само. Даже там, где мы видим вроде бы ведущую роль государства в реализации принципов «социального государства», например, в Германии, оно — лишь координатор и только отчасти финансист добровольного альянса политических, религиозных, частных и научных организаций, исторически помогающий бедным. Никакой собес, никакая опека и никакое минсоцразвития нигде в мире не были в состоянии соткать эту социальную ткань.

В России «социальное государство» не очень-то и пытается это сделать. Оно работает по другой технологии: разделив население на некоторые социальные категории — «инвалиды зрения», «многодетные семьи», «матери-одиночки», «сироты», «глухонемые», «проживающие в аварийных домах», «ветераны войны», «престарелые», оно старается помочь всей этой группе сразу. Этот подход уникален — кроме России, он применяется в Украине, в ряде среднеазиатских республик, на Кубе и в КНДР.

В любом даже самом социал-демократическом государстве мира, хотя бы и в Финляндии или Швеции, при знакомстве с этим принципом даже наиболее лояльные бывшему СССР люди крутят пальцем у виска.

Из этого принципа следует, что диабетик-миллионер и диабетик-нищий должны иметь равное право на льготный инсулин, бездомный вице-президент банка и бездомный безработный инвалид будут рассматриваться системой как равные претенденты на социальное жилье, а сирота Роман Абрамович и выпускник детского дома — равно опекаться государственными структурами на жизненном поприще.

Исторические корни категориальной системы социальной поддержки очевидны. С одной стороны, это наследие 50-х годов, когда формальным критериям крайней бедности соответствовали, видимо, более половины населения, во всяком случае, большинство жителей села — и в этой связи те минимальные блага самым бедным для них, которые государство могло представить, не имело смысла делать адресными. Они все равно доставались в основном тем, кто действительно беден — большинству, тут сложно промахнуться — а злоупотреблений системой соцзащиты почти не было.

В этом состоянии система отлично дожила до нашего времени. Лишь после кризиса 2009 года власть в России осторожно заговорила о том, чтобы заменить «категориальную» систему предоставления соцзащиты на «адресную», и то пока больше боится этих дискуссий.

2709558

Беречь средний класс

Несомненно есть причины бояться того, как реформы, направленные на ускорение роста экономики, отразятся на благосостоянии граждан. Большое число людей в России, не являясь формально бедными, имеют основания считать себя таковыми.

Если все население страны разделить на «децили» — 10% самых бедных, 10% чуть менее бедных и так до 10% самых богатых, то получим следующее: материальное положение второго-пятого децилей, то есть примерно 40% населения страны, будет радикально отличаться от положения других 40% — с шестого по девятый децили.

Социальное неравенство в этих группах сложилось еще в поздних 80-х, когда последние правительства СССР вели в целом дикую социальную политику (с ее наследием мы имеем дело и сейчас, не слишком задумываясь, откуда что взялось) и затем усилилось с реформами 90-х.

Эти группы, как и во всем мире, не слишком беспокоит наличие в стране миллионеров. Их беспокоит скорее то, что их 40% получают за свой труд в разы меньше, чем то, что получают за практически такой же труд остальные 40%. Они в какой-то мере справедливо считают, что государство может и должно что-то с этим делать — и ждут от социальной политики борьбы именно со своей бедностью. Хотя формально они живут намного лучше вышеописанного социального гетто с 14–15% крайне бедных — тех, кого бедным признали бы и в Африке, и в Латинской Америке.

Я намеренно не говорю о верхнем дециле — 10% населения, имеющих самые высокие доходы. В реалиях России в эти 10% входят девять десятых высококвалифицированных специалистов (их работу никто, кроме них, выполнять в остальных доходных децилях не может) и одна десятая богатейших предпринимателей. Правы те, кто говорят, что для изменения сложившегося порядка вещей можно ограбить 1% богатейшего населения. Да, можно. Но это не вопрос «социального государства», которое может эффективно существовать и при наличии 1% миллионеров.

В последние 15 лет нижняя часть среднедоходной группы — второй-пятый снизу децили — улучшали свое материальное положение быстрее, чем верхняя часть, и неравенство сокращалось. Но, разумеется, не так быстро, как хотелось бы этим 40% граждан, среди которых, например, врачи и учителя — бенефициары «майских указов» Владимира Путина. Налоговая реформа, предлагаемая Минфином, несомненно, пойдет на пользу именно этой группе.

Из бюджетной системы получают зарплаты 21% граждан страны, их зарплаты примерно на треть ниже тех, кто работает на аналогичных местах в частном секторе. Именно им государство после реформы сможет повысить зарплаты за счет снижения ставок социальных взносов, поскольку именно в этих «человекоемких» отраслях — госуправление, медицина, образование — тяжесть соцвзносов особенно велика. Заплатит за это верхняя часть среднедоходной группы.

В этом смысле предлагаемая Минфином реформа — это путь к снижению ощущения бедности у 40% населения страны за счет более обеспеченных сограждан. Истинно бедные, нижние 10%, от перераспределения налоговой нагрузки не получат напрямую, видимо, совсем ничего.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире