minkin

Александр Минкин

28 апреля 2017

F
Навальному плеснули зелёнкой в глаза. И не в первый раз. Это ответ очень высокопоставленных людей. Он тыкал им в глаза разоблачительными фильмами об их огромных богатствах сомнительного происхождения. Они пытались делать вид, что не обращают внимания, мол, божья роса. Но видимо, кожа на роже горела здорово, и ответ последовал уголовный, бандитский: выжечь глаза критикану.

Навальный должен стрелять
фото: Алексей Меринов

Накануне плеснули зелёнкой в глаза блогеру Илье Варламову. В отличие от Навального, он на власть не претендует, кандидатом себя не называет, но критикует. Тычет властям в глаза плохие дороги, аварийные дома, прочие безобразия. Вот и ему ответили.

Зелёнка — жидкость жгучая. Она для того и придумана: прижигать. Навальному на этот раз подонки плеснули (с их точки зрения) очень удачно: он попал в больницу — ожог роговицы, последствия неизвестны.

***

Человек, которому внезапно плещут в глаза, не знает: чем именно. Может, зелёнка, а может, серная кислота, а может, и ещё чего-нибудь похуже. (Недавно старшему брату северокорейского лидера в аэропорту плеснули в лицо, он быстро умер.)

В любом случае это ущерб здоровью. А если кислота — то непоправимый: инвалидность, слепота.

Раз уж такие случаи участились, а полиция всякий раз бездействует, надо это осознать и действовать адекватно. В порядке самозащиты стрелять на поражение (из травмата).

Если бы Навальный, Улицкая, Варламов стреляли бы в нападающих (из травмата), это, безусловно, было бы «в пределах необходимой самообороны». Ведь человек не знает: вдруг ослепят, а потом пырнут ножом?

Люди, которые подстерегают жертву, нападают внезапно и льют в глаза жгучие вещества — подонки и бандиты. Говорить с ними бесполезно. Ясно, что они уважают только силу (власть, деньги). Власть их не останавливает. Деньги им кто-то платит. Остаётся только стрелять.

***

Варламов и многие другие критики, повторим, не претендуют на власть. Но выполняют работу целых ведомств: Стройнадзор, Водоохрана, Следственный комитет, Прокуратура. Критик работает за них, вместо них и бесплатно. Такой ревизор взяток не берёт, в сговор с нарушителями законов не вступает. Власть должна была бы его благодарить, награждать…

Мы не знаем, какая из ветвей власти, какой сучок власти нанял бандитов для нападения на Варламова. Не знаем, от какого именно его сообщения и кто конкретно озверел. Могли бы узнать, но полиция задержать бандитов не захотела.

...Блоги Варламова читают сотни тысяч, фильмы Навального смотрят миллионы. Если бы люди не считали эти разоблачения важными, то и не смотрели бы. Ведь это ж не развлекательные ток-шоу; наоборот: скучные подробности, юридические детали.

Варламов и немногие ему подобные выполняют в обществе ту же функцию, что газоанализаторы в шахте. Это приборы, которые сообщают шахтёрам о взрывоопасной концентрации ядовитого газа. Эти приборы предупреждают шахтёров о смертельной опасности. Но по приказу начальства жизненно важный спасительный анализатор заматывают скотчем, затыкают, отключают, чтоб не мешал зарабатывать.

...В нападающих, которые плещут тебе в глаза, надо стрелять (из травмата). Если такой случай покажут по телеканалам (а даже если не покажут, люди увидят это в интернете), то следующий подонок задумается: рисковать ли своей жизнью и здоровьем. Подонки, как правило, себя очень любят и нападают только на безоружных.

P.S. Эта статья была уже опубликована на сайте «МК», когда пришла новость: в Москве активистке «Яблока» Наталье Федоровой, кто-то плеснул в лицо жгучей жидкостью. Врачи говорят, что есть шанс на восстановление зрения, но пока Федорова ничего не видит.

Ничего не поделаешь, придётся стрелять. Но очень осторожно, чтобы не попасть в бездействующих полицейских, которые окажутся рядом.



Оригинал

1457012

Читайте также:

«Держится только Путин»: эксперты рассказали, ждать ли отставки Медведева

Лучший вор-карманник СССР написал словарь фени: «Разбейте понт, создайте обстановку»

Черная метка Чубайса: «развитие нанотехнологий» приносит гипер-убытки

2727574
Фото: Алексей Меринов

Где Россия и где Русский мир? Россия, строго говоря, внутри своей государственной границы, которую охраняют пограничники.

Русский мир беспределен; это весь земной шар, и в пограничниках он не нуждается.

Русский мир всюду, где думают, говорят и читают по-русски. Всё остальное не имеет значения: ни гражданство, ни отношение к религии, ни даже цвет кожи. А уж штампик с визой — такая ерунда, о которой и говорить совестно.

Ниже вы прочтёте письмо моей знакомой. Проще всего было бы сделать из него «письмо президенту». Но последствия, увы, известны: Путин прочтёт (он их читает, мы знаем точно), а ответа не будет (и это тоже мы знаем точно).

Что он может? Наказать какого-то чиновника — легко, но это так мелко. Изменить в России отношение людей друг к другу, отменить бездушие, бессердечие — тут он бессилен.

Русское письмо из Америки

Как же мы с Катькой мечтали об этой поездке! И к лучшим друзьям, и в театры каждый день. И в театр Вахтангова, и в мой родной театр к Розовскому на репетиции. Катька — моя дочка, родившаяся в Америке. Ей уже почти 17 лет, идея полететь в Москву на этот раз принадлежала ей.

Распланировали каждый день нашего предстоящего десятидневного путешествия; купили билеты на «Аэрофлот»; сделали российскую визу в ее американский паспорт (в отличие от меня у нее российского нет); дождались наконец каникул и сели в самолет.

Катька прекрасно говорит по-русски, читает русские книжки и цитирует любимые русские фильмы не хуже нас с вами. И вот мы ступили на родную для меня и не чужую для нее землю. Паспортный контроль оказался конечной точкой нашего путешествия. Именем российского закона (статья такая-то, часть такая-то) Катьку депортировали из России на следующее утро.

Нет, сначала-то ей поставили в паспорт добропожаловательный штамп. Но вчитавшись в визу, поверх него шлепнули «аннулировано».

У вас проблема с визой, — сказала мне пограничница и стала кому-то звонить.

Нам предложили присесть. Вызванная нашей пограничницей другая, наверное, более важная пограничница ушла с Катиным паспортом за дверь, на которой большими буквами было написано ФСБ и маленькими что-то, сейчас не вспомню.

Оказалось, что на визе в Катином паспорте стояла дата на американский манер: 04.07.2017 — то есть 7 апреля 2017 года — день, когда мы улетали из Нью-Йорка.

Американцы, в отличие от европейцев, пишут сначала месяц, а уж потом день и год. Если прочесть эти цифры по-европейски, выходит 4 июля 2017 года, а июль, естественно, ещё не наступил. Это я и объяснила «важной» пограничнице, и та обещала поговорить с консулом по визам. Казалось, что все сейчас же разрешится и мы радостно выйдем на волю к встречающим нас друзьям.

Настроение было всё еще прекрасное. Мимо ходили пограничницы и пограничники, прибывали новые пассажиры…

Прошел час. Из-за закрытой двери появилась другая пограничница, подсела к нам и спросила, в каком возрасте в Америке дети становятся совершеннолетними. Чуя неладное, я на всякий случай сказала, что пить им разрешается в 21 год, что, следовательно, ответ — 21. «Хм», — не скрыла досады «другая».

Прошел еще час. Мы пытались связаться с домом и встречавшими нас друзьями. Телефоны разряжались, ни одной розетки вокруг.

Потом к нам вышла «важная» и пригласила нас войти в дверь с вывеской ФСБ, чтобы «довести». Так она сказала: «Пойдемте, я доведу». Я догадалась, что она собирается довести что-то до нашего сведения.

Она пригласила Катю сесть на стул напротив письменного стола, за который села сама. В комнате помимо нас было еще несколько человек, по смуглости лиц которых легко определялась неизбежная депортация.

«Важная» провозгласила, что по статье такой-то части такой-то Конституции РФ за нарушение визового режима Катя будет депортирована.

«Позвольте, как же так! — вскричала я. — Войдите в наше положение, это случайная ошибка! В Европе числа пишутся не так, как в Америке. Катя без акцента говорит по-русски, интересуется русской культурой и читает Толстого в оригинале! Вряд ли ей захочется сюда приехать еще раз после депортации».

Здесь «важная» помягчела лицом — от Толстого, наверное, и сказала, что опять позвонит консулу. Я просилась к консулу сама, умоляла, но она была неприступна, вывела нас из ФСБ-кабинета и попросила опять подождать. Мы ждали. Настроение стремительно ухудшалось. «Важная» вернулась.

— Консул отказал, — сказала она. — Сейчас придет сотрудник авиакомпании и отведет девочку в транзитную зону.

— А я? Как же я?

— А вам туда нельзя, там только те, кто вылетает.

— Ну вы, надеюсь, понимаете, что я не могу оставить ребенка одного на ночь в аэропорту?

— Вас туда пустят, если только у вас будет билет (в Америку) и вы зарегистрируетесь на рейс и пройдете досмотр.

Я опять стала проситься к консулу. Тогда «важная» дала мне его городской телефон. Никто не брал трубку на протяжении часа.

Пришел сотрудник авиакомпании. Сказал, что консулу еще можно позвонить из специально приспособленного для общения с народом телефона в терминале N. И что если я хочу лететь с Катей, то моим билетом на завтрашний рейс я должна заниматься сама. Я тут же в страхе позвонила в авиакомпанию и забронировала себе билет на Катин депортационный рейс.

Из двери ФСБ вышла еще одна пограничница и попросила показать ей Катин посадочный талон. Я показала, спросив, не для того ли она пришла, чтобы помочь нам?

— Нет, мне нужен ее талон, чтобы оштрафовать авиакомпанию, который вас в Нью-Йорке посадил в самолет без визы…

Теперь мне надо было выходить к людям. Чтобы искать родного российского консула, который сидит где-то там, неизвестно где, и которого увидеть нельзя; выкупать билет, перерегистрировать багаж и себя на утренний рейс; расцеловать друзей, которые по-прежнему ждали нас. И скорее к ребенку в «зону».

В багажном отделении мне выдали один из наших чемоданов, другой был уже перерегистрирован на утренний рейс. Встретилась наконец с друзьями. Они бегали со мной по «Шереметьево» из терминала в терминал по всем моим делам. Нашли спецтелефон-вертушку. Консул сразу снял трубку.

Я объяснила ситуацию. Он сказал, что может поправить положение только по приказу из МИДа.

— Но сегодня суббота, МИД не работает.
— Ну тогда я ничего не могу сделать.
— Дайте срочную визу на 10 дней, я заплачу.
— Мы не делаем таких виз.
— А если я письмо в понедельник принесу из российского консульства в Нью-Йорке, которое делало визу?
— Если они признают ошибку, я исправлю визу и разрешу въезд в страну, а если они напишут, что это не их вина, вы будете арестованы за нелегальное пребывание в стране.

Бежать, бежать, скорее выкупать билет, и к ребенку! Только чтобы посадили утром в самолет, чтобы больше не возникло проблем.

Все другие работники «Шереметьево» относились ко мне со вниманием и сочувствием. Я купила билет, расцеловала убитых горем друзей, зарегистрировалась и нашла наконец взволнованную дочь.

Наступил вечер; с момента нашего расставания прошло 3 часа. Мертвые, мы сняли номер в крошечной гостиничке в «зоне» — и только благодаря сочувствующему нам персоналу. А утром улетели в Нью-Йорк. Депортировались мы с досадой, но и с облегчением. Никаких проблем при посадке, к счастью, не возникло. Пока не знаю, по чьей вине нас выслали, но отпуск наш был закончен. Море впечатлений. И без всякого джет лега, заметьте.

Закон, конечно, есть закон. Можно ли было утрясти нашу ситуацию, обойдясь без депортации? Конечно. Есть ли в МИДе или нью-йоркском консульстве дежурные по выходным? Думаю, обязательно, мало ли что. Почему нам не захотели помочь? Не знаю. Захочет ли Катя еще раз проходить паспортный контроль в «Шереметьево»? Вряд ли.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Геннадий Падалка опубликовал гневное открытое письмо о ситуации с космонавтами

Черная метка Чубайса: «развитие нанотехнологий» приносит огромные убытки

Как убивали академика Легасова, который провел собственное расследование Чернобыльской катастрофы

Премьер-министр России сделал доклад о том, как всё хорошо, и добавил: «Я не буду специальным образом комментировать абсолютно лживые продукты политических проходимцев».

Подходящий текст для таблички на его кабинете:
АБСОЛЮТНО ЛЖИВЫЙ ПРОДУКТ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОХОДИМЦЕВ

И разве только на его кабинете?

18 апреля 2017

Стрелять в народ

Главный вопрос сегодня в России один: будет ли гвардия стрелять в народ?

Неважно, сколько людей об этом думает. Большинство, возможно, думают про зарплату, погоду, здоровье, экзамены. Но главный вопрос от этого не меняется, не исчезает. Даже если об этом думают всего несколько человек, он остаётся главным, если эти несколько вправе принимать решение.

Мы, люди, устроены так: в голове у нас вертится то, о чём нам только что сказали. Скажут про Медведева — вертится вопрос: отправят ли в отставку премьер-министра? Скажут про Навального — думаем про Навального: посадят ли, допустят ли к выборам? Скажут про США и Северную Корею — думаем: будет ли ядерная война…

Ураган «новостей», ураган безумных сообщений заставляет людей думать о чём попало. Точнее: не думать, а реагировать. Потому что думать с такой скоростью о таком количестве разных проблем человек не может. Он просто орёт всякую чушь с вытаращенными глазами. Включите телевизор и вы увидите, как это делается; увидите, во что превращается человек.

Если бы белка в колесе умела разговаривать, она не мчалась бы в никуда молча (в никуда — поскольку колесо, в котором она стремительно бежит, не катится в светлое белкино будущее). Она мчалась бы и орала во всю глотку: «Вперёд!»

***

В России есть несколько сил: армия, гвардия, Рамзан, ФСБ… Есть ещё и граждане: активные и пассивные.

О пассивных не говорим; они не считаются, хотя их десятки миллионов. Сидят на диване и будут сидеть.

Смогут ли что-либо сделать активные? Их, возможно, сотни тысяч, максимум миллиона два-три. Но до каких пределов простирается их активность? Выйти на митинг, положим, готов миллион — 1% взрослого населения. Выйти на несогласованный митинг, положим, готовы 100 тысяч — 0,1% взрослых. (Это меньше статистической погрешности; в день выборов такое число вообще ничего не значит.)

Выйти против гвардии? Это зависит ещё и от того, будут ли люди уверены, что гвардия не станет стрелять в народ. Но сколько останется «готовых на подвиг», если будет уверенность, что гвардия начнёт стрелять на поражение?

***

Все эти силы, все эти термины (гвардия, народ, армия) в некоторой степени абстрактны. В реальности они состоят из живых людей.
Кто-то, может, думает, что он герой, готовый на всё. Но если у него есть родители, жена, дети, если они повиснут на нём: «Папочка, не ходи! Сынок, умоляю, останься дома!» — пойдёт ли он?
Если на гвардейце повиснут родители, жена, дети: «Коля, неужели ты будешь стрелять в людей?!» — будет ли стрелять? Известны случаи, когда вооружённые люди отказывались исполнять приказ. И ничего им за это не было. Конечно, если откажется один, его посадят, а в военное время могут расстрелять. Но если откажутся все, то расстреливать их уже некому. Тут уже надо спасаться тому, кто отдавал приказ.

Это сложная проблема: видит ли гвардеец сквозь прорезь своего шлема, что перед ним — его народ? Воспринимает ли он свою мишень как своего родного брата, свою сестру?

Во избежание таких тяжёлых моральных мучений гвардию цинично обучают: эти, которые идут толпой, — враги родины, продажные твари… Но ещё проще, когда ничего объяснять не надо, и даже врать не надо. Если, например, гвардия белая, а толпа — чёрные, то всё пойдёт само собой (как и шло кое-где сто и двести лет назад). Если гвардия — казаки, а бунтовщики — студенты, то для казаков, привезённых с юга России, все студенты Петербурга были не просто чужими, а бунтовщиками, отвратительными выродками. Если сегодня с юга России, точнее с Северного Кавказа, доставить в Москву гвардию Рамзана, они лихо и с удовольствием растерзают протестующих москвичей, ибо перед глазами этих гвардейцев будут не граждане, которые что-то там по Конституции, а подонки, шайтаны, заслуживающие смерти.

***

А у нас рассуждают: перенесут ли выборы с 26 марта на 18 марта? «Ах, как это невероятно важно».

Граждане, к переносу выборов и другим изменениям закона вы обязаны были уже привыкнуть. Власть замучилась вас учить. В сентябре 1993 Ельцин обещал пойти на выборы через три месяца, а пошёл через три года. Потом выборы с июня 2000 года перенесли на март. В 2008-м президентом сделали Медведева и он немедленно увеличил президентский срок в полтора раза — зная, что не для себя. Теперь двигаем выборы совсем немножко — к дню присоединения Крыма. А думские уже передвинуты с декабря на сентябрь, чтобы вся избирательная кампания прошла летом, когда состоятельные купаются в море, а другие ковыряются в огороде.

Разговор о выборах имеет мало смысла. Разговор о дате выборов не имеет смысла вообще. Эта тема годится разве что для болтовни в теле— радиоэфире. День выборов не имеет значения. Когда бы они ни состоялись, они пройдут по накатанной колее. Эту колею накатали автобусы, которые годами возят обученный народ с одного участка на другой, а потом на Поклонную.

***

…«Когда говорят пушки, музы молчат» — известный афоризм, но миллионнократное повторение не сделало его истиной. Когда говорят пушки, музы не молчат, их просто не слышно за грохотом орудий. Когда рвутся томагавки и орут телевизоры, человеческие разговоры становятся не слышны. Люди пытаются спросить про цены, про ЖКХ. Но даже если их услышат, в ответ звучит: «У вас совести нету! Вы что — спятили? Какие протесты?! Вам русским языком говорят: у нас почти война! почти с Америкой! У нас террор, а вы нам про «Платон»?!»

А настоящие пушки остужают ещё гораздо лучше, чем пушки из старых афоризмов. Если бы за два дня до марша (так взбаламутившего общество и так напугавшего Кремль), если б за два дня на Тверской были поставлены пушки и объявлено, что будут стрелять картечью, то пришло бы несколько сумасшедших. И можно было бы торжествующе сказать: видите, их ничтожно мало; а во-вторых, это сумасшедшие.

…Не так уж давно Кремль получил наглядный урок. На Украине не стали открыто стрелять в протестующих (прячущиеся снайперы не в счёт) — ну и где теперь «законно избранный» Янукович? Не важно, что это он со своими друзьями немыслимым воровством довёл Украину до Майдана. Такие простые и уже далёкие причины наши начальники всерьёз учитывать не хотят да и не могут. В их памяти огнём горит главное: власть не стала стрелять, и её не стало.

Ещё не высохла кровь в метро Петербурга, ещё не убрали трупы, а опытные политики уже набросились на добычу. Они хотят использовать страх, гнев и горе людей. Завладеть человеческими эмоциями и конвертировать их в политический капитал.

Ловкачи сразу догадались перенаправить страх и гнев людей на молодняк, который недавно вышел на Тверскую, вышел на улицы 90 городов России. Так чиновники-коррупционеры привычно перенаправляют денежные потоки в свою пользу.

Террор, увы, привычен. За последние 20 лет терактов были десятки, а может, и сотни. Сам факт, что мы сбились со счёта, говорит, как много их было. Взрывы жилых домов в Москве, «Норд-Ост», Беслан, самолёты, аэропорты, вокзалы, поезда, Волгоград, Владикавказ, Грозный, Махачкала, московское метро…

А протест молодых, тысячи подростков на Тверской — это совсем новое, неожиданное для всех. Протест требовалось срочно опорочить. Стали говорить, что молодняк подкуплен, завлечён обманом.

…За несколько дней до взрыва президенту России на Арктическом форуме сказали, что некие политики Запада призывают освободить задержанных на Тверской. Ответ последовал жёсткий.

ПУТИН. Все эти призывы происходят на фоне расправ полиции, скажем, в Париже с демонстрантами в связи с убийством одного из граждан прямо у него дома, француза китайского происхождения. Поэтому постановка вопросов такого рода и обращения к России такого рода — мы считаем, что это чисто политизированные вопросы с целью оказания давления на внутриполитическую жизнь в стране. Мы с вами хорошо знаем, что этот инструмент (протесты) использовался в начале так называемой «арабской весны». К каким кровавым событиям в регионе это привело, мы очень хорошо знаем. Мы очень хорошо знаем также, что это было одним из побудительных мотивов и поводов государственного переворота на Украине.

Правильно ли сравнивать марш на Тверской 26 марта с разгоном банды наркоманов-хулиганов в Париже, где одного из них убили? У нас десятки тысяч мирных горожан вышли против коррупции, а в Париже 20 бандитов напали на полицейских — что общего? Никто в Москве не жёг покрышки, не стрелял в полицейских, как это было в Киеве.

Ещё важнее другое. Сравнивать Россию надо не с арабами, не с дикарями в дебрях Амазонки и даже не с киевским майданом. Сравнивать себя надо с настоящим соперником. Это США. Там многотысячные митинги и гораздо более яростные протесты против президента никто не разгонял и тем более не связывал их с террористическими атаками. А у нас именно это и произошло.

Потом, после настоящего марша, второпях кое-как спровоцировали фальшивый митинг на Манежной, объявленный какими-то анонимными негодяями. Ловкий ход. Если объявлять марши и митинги каждую неделю, посылать туда обученных хулиганов, которые будут громить машины и витрины, а потом их хватать и запихивать в автозаки… Настоящий протест утонет в болоте фальшивых. Станет очень трудно убедить граждан, что очередной назначаемый марш — настоящий, а не ещё одна фальшивка. (В рассказе Честертона подлый полковник убил сослуживца, а чтобы скрыть своё преступление, погнал полк под огонь врага, чтобы все погибли и чтобы его жертва стала «одной из». Честертон пишет: «Где умный человек прячет лист? — В лесу. — А если надо спрятать мёртвый лист? — Он сажает мёртвый лес».)

И вдруг теракт в Питере. Опытные политтехнологи оживились: чего же лучше? Достаточно сказать по федеральным телеканалам, что протест и террор направляет одна рука. Мол, смотрите, люди: эта якобы мирная молодёжь на самом деле — пособники врага. Видите: они отвлекли Росгвардию — вот террористы и проникли.

Одним из первых в бой ринулся Проханов. Когда-то его прозвище было «Соловей генштаба» (он прославлял войну СССР в Афганистане и молчал про груз-200). Теперь он возглавляет прокремлёвский «Изборский клуб» и газету «Завтра», которую самостоятельно наградил гордым титулом «Газета Государства Российского». Вот что он сказал в эфире Первого канала по поводу взрыва:

ПРОХАНОВ. Сегодня произошёл этот взрыв. Накануне произошли события в центре Москвы. Еще до этого, в прошлое воскресенье, был массовый выход людей, в том числе и детей, на Тверскую с целью протеста. Протеста против Кремля, против коррупции в высших эшелонах власти. А до этого был массированный информационный удар, который разоблачал коррупционеров в Кремле. По существу это четыре синхронных акта. Они действуют одновременно и в одну и ту же цель. Источник, который координирует эти цели, вычисляется по прямым [линиям], которые выводятся из каждого этого акта и соединяются вместе. Они хотят дестабилизировать ситуацию в России в канун начинающейся президентской кампании.

Понятно? «Выход детей на Тверскую», разоблачение «коррупционеров в Кремле» и теракт в метро имеют якобы один и тот же источник, который «вычисляется по прямым, которые выводятся и соединяются». Где они соединяются — в Госдепе? в штабе Навального? или в голове у Проханова? — он не сказал.

Доказать свои фантазии он не смог бы. (Гораздо легче доказать, что у него самого, у телеканалов, у Госдумы и пр., если «вычислять по прямым», окажется один источник. Линии, вероятно, сойдутся в Кремле.) Но Проханову доказательств и не требуется. Главное — говорить громко, уверенно, возбуждённо, как бы захлёбываясь от гнева. Тем более, когда никто не одёргивает, не опровергает, а напротив: послушная наёмная публика аплодирует в телестудии по сигналу (технология отвратительная, всем известная, но отказаться от неё телеканалы никак не могут).

Прямые соединяются, кривые пересекаются, всё связано, одно вытекает из другого. Конечно, у всего есть что-то общее: таблица Менделеева, закон Ньютона, Божья воля.

Проще всего сказать: «На всё Божья воля: и на марш, и на взрыв, и на войну в Сирии… На пряжках ремней гитлеровских солдат было написано «с нами Бог», но ни Советский Союз, ни США, ни Ватикан не верили в это; союзники по антигитлеровской коалиции не считали, что идут против Бога.

…Журналист не должен говорить «я», «мне», поскольку его «я» никого не интересует. Но иногда без этого не обойтись. Однажды я слышал, как Проханов по радио говорил немыслимые вещи (на современном языке «нёс пургу»), и в тот же вечер встретил его в телецентре «Останкино», не удержался:

— Как вам не стыдно говорить такое?

— А что?

— Но ведь это враньё.

И тут на моих глазах родился шедевр. Проханов не смутился, не стал убеждать, что искренне верит в собственные слова. Он усмехнулся, посмотрел, как на безмозглого младенца, и сказал:

— Вам нужна правда, а нам нужна победа.

Гениальная формула. Но и жуткое признание: лгу ради своих интересов. Впрочем, он не сказал «мне», он сказал «нам» — речь, выходит, шла о какой-то группе, к которой он себя причисляет.

Он поделил людей не на политические партии, не на верующих и атеистов, а самым радикальным образом. Кучка, которой нужна победа, — то есть власть. И люди, которым нужна правда. Это все люди, кроме гадов. Это, в частности, все христиане, кроме гадов. Ибо в Нагорной проповеди Иисус Христос говорит: «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное». Насытятся — то есть узнают правду. Блаженны изгнанные — значит, даже если власть тебя гонит, то всё ж правда важнее. Истина делает свободным, а ложь — трусливым рабом. Лжец всегда боится, что разоблачат, и строит пирамиду — нагромождает новую ложь, чтобы спрятать предыдущую. (Финансовые пирамиды устроены так же.)

Менее опытные, чем Проханов, старались не столько обвинить молодых протестантов в политическом преступлении, сколько представить их наивными дураками. Уполномоченный при президенте России по защите предпринимателей Борис Титов написал: «Мы немножко занимаемся молодёжкой, и исходя на наш неглубокий опыт могу сказать: протест ни разу не политический — они даже про коррупцию сформулировать свою позицию не могут».

«Исходя на наш неглубокий опыт» — удивительная фраза чиновника. Невольно вспомнишь Пушкина:

Уж если службою своей ты нужен для царя,
Хоть умного себе возьми секретаря.

* * *

Равнять московских школьников с террористами-убийцами может только негодяй, а Проханову это зачем? Никем не останавливаемый, он увлёкся и в эфире Первого канала сказал, похоже, что-то лишнее:

ПРОХАНОВ. Мы помним взрывы домов в Москве. Мы помним взрывы автобусов и троллейбусов. Это были операции, направленные на быструю смену и на быстрый срез тогдашнего руководства.

Мы тоже помним эти взрывы: сентябрь 1999-го.

Помним, что тогдашнее руководство называлось Ельцин… Можно было подумать, что Проханов в запале проговорился.

Но вечером в день взрыва он всюду был желанный гость. Он появился в эфире другого телеканала, опять был профессионально возбуждён:

ПРОХАНОВ. Когда-то в России взрывали в Москве дома! Когда-то взрывали в Москве троллейбусы! И это была технология смены власти в Кремле! И теперь они пытаются сделать то же самое! Но тогда Государство Российское было очень слабым и робким! И та технология во многом сработала…

Похоже, он сказал больше, чем хотел. Или даже совсем не хотел (типичная проговорка по Фрейду). Но главную свою мысль повторил чётко: связал взрыв в метро с протестным маршем на Тверской. Цитируем его, ибо он там самый златоуст.

...Не в первый раз люди, близкие к власти, стараются записать в террористы всех, кто им поперёк горла. 7 лет назад Грызлов (тогда председатель Думы) в Кремле говорил президенту о взрывах в метро Москвы: «Хотел бы привести примеры, которые вызвали лично у меня недоумение. Это факт публикации в газете «Ведомости», факт статьи Александра Минкина в «Московском комсомольце» и заявление Доку Умарова (тогда глава чеченских боевиков). Если мы проанализируем эти три источника, то увидим, что фактически они варились в одном соку. У меня вызывает вполне обоснованное подозрение, что эти публикации и действия террористов связаны между собой».

Он врал и клеветал, ибо если б это было так — давно бы доказали и меня бы посадили. Но ему не нужна была правда, ему нужна была выгода. На их языке выгода — это победа, угождение властям — патриотизм, они путают свою задницу со Святым Причастием (выражение Г.-Г.Маркеса). К Грызлову с энтузиазмом присоединился депутат Исаев: «Господин Минкин выполняет прямой заказ и основной заказ, который существует у террористов». Если так — почему я всё ещё на свободе? А если не так… Но судиться с ними бессмысленно. Пока бессмысленно.

* * *

Приблизилась президентская кампания, теперь всё пойдёт в ход. Теракт в метро позволит властям закручивать гайки сколько угодно. Чем ужаснее трагедия, тем больше и легче можно провернуть «под это дело». Даже Беслан в своё время был использован. Не отправили в отставку руководителей ФСБ-МВД, но отменили выборы губернаторов. Власть не наказала виновных, а расчистила себе пространство. Кому война, а кому мать родна.

В оппозиции тоже полно дерьма, никто не сомневается. Но у этого дерьма нет власти, и воровать миллиарды из бюджета оно не может, и принимать людоедские законы не может. Если же, выиграв выборы, президент демократической страны начинает воровать или даёт воровать друзьям, то у всех перед глазами пример Южной Кореи. Сотни тысяч вышли на улицы против коррупции. И никто не сказал, что это инструмент типа «арабской весны», что это в чьих-то интересах. А госпожа президент Южной Кореи сидит в тюрьме.

* * *

…Многие вдруг обнаружили, что у протестов молодняка и терактов есть нечто общее. В частности, Владимир Мамонтов (бывший главный редактор «Известий») написал:

«Что общего между «протестами школоты» и взрывом в Питере? Это продукты циничных и варварских технологий: один начиняет пластид гвоздями ради достижения политических целей, другой несовершеннолетних рекрутирует на майдан и кровь».

Похоже, что этот «другой» — Навальный. Просто и Мамонтов, и Медведев, и Песков, и Тимакова избегают называть его прямо; так суеверные стараются не поминать чёрта, а говорят «лукавый», «враг» и пр.

Про «другого» Мамонтов немножко выдумал. Навальный действительно звал людей на марш, но нигде ни разу он не звал несовершеннолетних. Кроме того, рекрутов в армию забирают, а на марш люди пошли сами.

Мамонтов размещает свои умозаключения в интернете — то есть в его руках циничная технология? варварская? высоконравственная? — это ж характеристики не технологии, а пользователя, человека.

Если же поверить, что протестующие и террористы — одно, то с протестантами надо бороться теми же способами, что с террористами, — стрелять. Но протестантов много. Что делать? Поставить ещё сто тысяч рамок и охранников? Увеличить до миллиона численность Росгвардии?

Но есть простой способ доказать разницу. Устроить наконец совершенно честные выборы: настоящие дебаты главных кандидатов; равное время на ТВ; подсчёт без фальсификаций.

Протест исчезнет, а террор, увы, останется.

…Дети с Тверской — не убийцы, не террористы и даже не бунтовщики. Они вышли против коррупции, а не свергать власть. Они призывают к законности, а не к беззаконию. Они нужны стране. И первым делом их надо сделать членами избирательных комиссий с правом решающего голоса.

Они должны соответствовать всего двум условиям: 1) ходил на марш 26 марта; 2) пятёрка по математике.

2714056

Оригинал

«Как набирали массовку на митинг в поддержку петербуржцев: «Нажмите кнопку на рюкзаке»

«Лица и судьбы жертв теракта: фотогалерея»

«Политическое харакири Дмитрия Медведева»

Оригинал

Безопасность не купишь
Фото: VK.COM ДТП и ЧП Санкт-Петербург Питер Онлайн СПб

Взрыв в метро Петербурга доказывает: безопасность купить нельзя. Деньгами эта проблема не решается. Все и раньше это знали, но старались не замечать, не думать.

За последние 17 лет госбезопасность стала национальной идеей. Деньги в неё закачали невероятные, а результат сомнительный.

Всю страну утыкали рамками. Прежде они были только в аэропортах. Теперь — в школах, в судах, в торговых центрах, на каждом входе в метро, в музеях — всюду. Их десятки тысяч, но хоть бы раз нам сообщили, что с помощью рамки поймали террориста. Мы были бы рады поверить, но такого сообщения за все эти годы не было.

Всю страну заполонили охранники. Речь не про частную охрану, которая тоже бесчисленна, речь про государственную и ведомственную, которую оплачиваем мы.

На каждом входе в московское метро кроме дежурной в стеклянной будке теперь стоят непонятные люди в жилетках с надписью «Безопасность». Их лица внушают полную уверенность, что никакую безопасность они обеспечить не могут. Кроме них на каждой станции ещё и наряд полиции — бродят взад-вперёд, разговаривая о чём-то своём…

17 лет назад вход в любой московский суд был свободный. Потом появился охранник, потом… Теперь на входе стоит рамка, а при ней три пристава. Один шарит в сумке, другой гладит по спине и штанам ручным миноискателем, третий записывает паспортные данные в амбарную книгу. Смысл этой амбарной книги никому не известен, даже приставам. На вопрос «зачем записываете» они обиженно отвечают: «Так положено». Вид у них при этом вялый, снулый. Если придёт плохой человек, они рот не успеют открыть, как будут лежать с дырками в голове.

Такие же надёжные охранники и в школах. Изнывают от безделья, играют в кубики на компьютере…

Все эти рамки и охранники изображают заботу о нашей безопасности. Иллюзорную заботу. Эта иллюзия ещё раз взорвалась 3 апреля в метро Петербурга.

Сейчас убитую иллюзию заботы начнут реанимировать самые главные начальники, которые на метро никогда не ездят и в суды никогда не ходят. Они в безопасности.

Оригинал

1457012

Читайте также:

«Теракт в метро Санкт-Петербурга: онлайн-трансляция, фото, видео»

«Утро Путина до теракта: «У нас везде пропаганда!»

«Каких политических последствий ждать после теракта в Петербурге»

Завещание Евтушенко
фото: Геннадий Черкасов

Некролог Евтушенко должны были бы писать равные. Его коллеги по редкой профессии «властитель дум»: Вознесенский, Ахмадулина… Эти трое собирали стадионы. Они тогда были у всех на устах. Увы, их уже нет.

Но и среди них Евтушенко был первым. Только он стал выше послов, выше министра иностранных дел. Он строил стратегический мост доверия между СССР и Западом. Делал всё, чтобы нас лучше понимали и меньше боялись. С ним встречались и даже дружили премьер-министры и президенты. Очень разные господа — лидер США и лидер Кубы. К его стихотворению написал музыку гениальный Шостакович.

Мальчики и девочки со школьной скамьи бредили его стихами. Они и сегодня читали бы их наизусть, если бы знали о существовании такого поэта. Марш по Тверской 26 марта — это его знаменитые «Мальчики».

ДАВАЙТЕ, МАЛЬЧИКИ

Я был жесток. Я резко обличал,
о собственных ошибках не печалясь.
Казалось мне — людей я обучал,
как надо жить, и люди обучались.

Но — стал прощать… Тревожная примета!
И мне уже на выступленье где-то
сказала чудненький очкарик-лаборантка,
что я смотрю на вещи либерально.

Приходят мальчики, надменные и властные.
Они сжимают кулачонки влажные
и, задыхаясь от смертельной сладости,
отважно обличают мои слабости.

Давайте, мальчики! Давайте! Будьте стойкими!
Я просто старше вас в познании своём.
Переставая быть к другим жестокими,
быть молодыми мы перестаём.

Я понимаю, что умнее— со стыдливостью.
Вы неразумнее, но это не беда,
ведь даже и в своей несправедливости
вы тоже справедливы иногда.

Давайте, мальчики! Но знайте, —  старше станете,
и, зарекаясь ошибаться впредь,
от собственной жестокости устанете
и потихоньку будете добреть.

Другие мальчики, надменные и властные,
придут, сжимая кулачонки влажные,
и, задыхаясь от смертельной сладости,
обрушаться они на ваши слабости.

Вы будете — предсказываю — мучиться,
порою даже огрызаться зло,
но всё таки в себе найдёте мужество,
чтобы сказать, как вам ни тяжело:
«Давайте, мальчики!»

Эти стихи в день марша у памятника Пушкину мог бы читать молодняк. А кто-то, наблюдая внезапное массовое жесткое задержание, возможно, сказал бы, что Евтушенко ошибся. Мол, власть давно перестала быть молодой, однако совсем не устала от собственной жестокости. Даже наоборот — становится всё жесточе.

Но Евтушенко не ошибся. Да, человек с возрастом становится мудрее, терпимее. И поэт эти стихи написал о человеке. А власть бесчеловечна. Эти стихи не про неё. Она сразу после марша заколотила памятник Пушкину забором и даже не понимает, насколько это символично и бесполезно.

Оригинал

Читайте также:

«Ему приписали убийство: журналист отсидел полжизни за чужое преступление»

«Ошибка резидента Путина»

«Деды какие-то из ящика»: телевизор на фоне протестов устаревает"

2709580

фото: Алексей Меринов

Г-н президент, вы наконец сказали о воскресных событиях: о марше против коррупции. А сперва молчали четыре дня, и получалось, что вы (сознательно или нет) были заодно с гостелеканалами, которые тоже промолчали, ничего не показали.

Но ведь не может быть, чтобы вы не заметили демонстраций, которые прошли в десятках городов; не заметили, что на улицу с протестами вышли десятки тысяч граждан. А ещё не может быть, чтобы вы остались равнодушным. Реакция у вас быстрая, острая и жёсткая. Вероятно, вы в день марша всё-таки кое-что сказали, но не по телевизору.

Очень интересно не только, что именно вы сказали, кому и с какой интонацией, но и во сколько это было? Ведь там у вас всё пишется, всё хронометрируется…

Команда

Вопрос о времени очень важен. Дело в том, что марш в Москве начался в 14.00 — от Белорусской по Тверской в сторону Кремля. И первые два часа всё шло тихо-мирно. Были отдельные незначительные эксцессы, задержали и увезли Навального, народ пытался освободить его из плена, гвардия победила, но никого не убили, даже не покалечили.

К 16 часам люди нагулялись, заскучали, стали было расходиться. И тут вдруг начались массовые жёсткие задержания. Забрали больше тысячи человек. А что случилось? Народ шёл мирно, агрессии не проявлял, ничего не громил, машин не поджигал…

Если вдруг в разных местах одновременно начинаются повальные задержания — значит, поступила команда. Вот интересно, кто её дал?

Конечно, шествие было не согласовано. Кто-то пытается назвать марш незаконным, хотя по Конституции он совершенно законный. Но эти споры оставим юристам. Вопрос в другом: зачем было хватать, бить, тащить, увозить, а потом ещё долго держать в жёстких условиях (многих на холоде, других — без еды, без воды, без разрешения позвонить родне) — зачем? Дали бы спокойно разойтись по домам. Зачем ожесточать людей против властей?

Фигура умолчания

Другое антисобытие — и тоже одновременное — молчание телеканалов. Они могли показать немножко; показать так, чтобы в кадре было мало людей; могли найти глупые лица (хотя в воскресенье на Тверской это было бы нелегко).

Телеканалы конкурируют между собой, яростно бьются за зрителей, за рейтинги — только и думают, как обскакать друг друга. И если они хором промолчали, то приходится думать, что им скомандовали «молчать!»

А рейтинг был бы высокий. Десятки миллионов смотрели бы: покажут ли наш город? увижу ли знакомых? Решительный отказ ТВ от высокорейтинговой темы истолковали в обществе как страх и растерянность Кремля.

Можно, конечно, вообразить такое чудо, что все ведущие теленовостей, все ведущие информационно-аналитических программ совершенно индивидуально и самостоятельно решили не показывать. Но дело тут не во вкусах и пристрастиях телевизионщиков. Промолчав, они нарушили закон.

ЗАКОН О СМИ, ст. 51

Не допускается использование прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений.

Попытка сокрытия очевидна. Были ли воскресные события общественно значимыми? Безусловно. Раз уж были брошены такие силы, раз уж были задержаны сотни людей. Конечно, каждый волен решать, что значимо, а что нет. Но на следующий же день слушателям радио «Говорит Москва» в прямом эфире был задан вопрос: считают ли они, что состоявшиеся марши — значимое, важное событие?

80 процентов ответили «да». Как быть? Назвать радиослушателей дураками, маргиналами? Вряд ли кто-то рискнёт. Сказавший такое опозорил бы лишь сам себя.

Только что Союз журналистов России обиделся на какие-то грубые слова Навального и опубликовал Заявление, где говорится:

«Известный блогер, оппозиционер Алексей Навальный в ходе своего недавнего визита в город-герой Волгоград унизил честь и достоинство наших коллег, журналистов… Мы искренне сожалеем по поводу того, что свобода слова трактуется г-ном Навальным исключительно однобоко, и хотим напомнить о том, что СМИ являются зеркалом, в которое ежедневно смотрится всё наше общество».

Вопрос: узнаёт ли себя общество в этом зеркале?

…Есть ещё одна важная фигура умолчания: премьер-министр России Медведев. Его молчание — странное. Ведь его уже не Навальный спрашивает, а миллионы граждан, в том числе депутаты Государственной думы и сенаторы Совета Федерации, включая Нарусову и Матвиенко.

Ответа нет. Если только не считать ответом запись «Неплохо на лыжах покатался», которую Медведев опубликовал в своём Инстаграме в ответ на вопрос, как он провёл воскресенье. Многие отметили, как эта запись премьера стилистически и интеллектуально схожа с записями императора Николая II в феврале 1917 года: «Неплохо погулял», «неплохо поиграл в домино»…

Но на прямые обвинения в коррупции — премьер хранит глухое молчание. А ведь он не молчун, даже, напротив, славится красноречием: «Россия, вперёд», «Свобода лучше, чем несвобода», «Денег нет, но вы держитесь»…

Заметим: есть люди, которым чудесным образом удаётся держаться без денег. Во вторник, 28 марта, «Собеседник» опубликовал материал, где говорится: Четыре тысячи сто гектаров в Ивановской области, где предположительно находится резиденция премьера Медведева, были арендованы всего за 39 рублей 32 копейки в год. Средняя цена гектара там около 2 миллионов рублей. О стоимости аренды стало известно из ответа на депутатский запрос В.Рашкина (КПРФ).

Выходит, что землю ценою 8 миллиардов рублей, если повезёт, можно арендовать за 39 рублей, а заодно и на лыжах покататься.

Г-н президент, неужели вы забыли, что Медведев — часть вашего тандема? Это слово сейчас стараются не вспоминать.

Детская неожиданность

Все отметили самое важное: на марше было много молодых. Одних это обрадовало (ибо в нормальной стране молодёжь — самая политически активная часть общества). Но другие были крайне огорчены и всюду кричали: «Это же дети! Как не стыдно заманивать детей в политику!» Звучали даже фразы, что кое-кто готов идти к власти по трупам детей.

Действительно, бывает, что к власти идут по трупам. В России такое случалось не раз. Но зачем сейчас эта истерика про детей на воскресном марше? Детей там не было.

Там были юноши, девушки, подростки — студенты, школьники-старшеклассники. Они пришли, несмотря на то, что власть всеми силами нагнетала угрозы: мол, участники будут подвергнуты административному, судебному преследованию, штрафы, аресты… И очень чётко говорили: «Идя на несогласованный марш, вы подвергаете опасности своё здоровье и даже жизнь».

Если бы не запугивание, людей пришло бы гораздо больше.

Формально человеческое существо считается ребёнком с момента рождения до 18 лет. А в жизни?

Значит, сегодня мальчику 17, и он ребёнок. А завтра ему стукнет 18, он годится в солдаты, может голосовать — выбирать парламент, выбирать президента! Вчера был дурак дураком, а сегодня с утра: умный полноценный гражданин? Так не бывает.

…Г-н президент, вы хорошо знаете Михаила Федотова — он ваш советник, председатель Совета по правам человека при президенте России, автор Закона РФ о СМИ. Но знаете ли вы, что в его биографии есть тёмные пятна: «Федотов Михаил, 1949 г.р., участник митингов 5 декабря 1966 и 22 января 1967 на Пушкинской площади. В 1968-м отчислен с юридического факультета МГУ за присутствие у здания Мосгорсуда во время процесса над диссидентами». Когда в 1966-м его первый раз повязали, ему было 17 лет.

За эти дни тысячи взрослых кричали и писали: «Навальный завлёк детей. Они ничего в жизни не понимают!» В ответ им задают вопрос: «Как вам удалось вырастить таких детей, которые в 16 лет ничего не понимают, в 17 лет ничего не понимают?»

Одним из таких, г-н президент, стал Борис Титов — ваш уполномоченный по защите прав предпринимателей, создатель и руководитель «Партии роста». Он написал (текст его опубликован): «Мы немножко занимаемся молодёжкой, и исходя на наш неглубокий опыт могу сказать: протест ни разу не политический — они даже про коррупцию сформулировать свою позицию не могут».

Прочтите внимательно. Он немножко занимается исходя на свой неглубокий опыт. Такого удивительного русского языка встречать не доводилось.

Но косноязычие — не главная беда. Хуже, что слова Титова — клевета на молодёжь. Откуда он знает, что они «про коррупцию сформулировать свою позицию не могут»? Он их спрашивал? Он там был?

А мы там были и спрашивали. А они отвечали, что Касьянов им, мягко говоря, совершенно неинтересен, что Явлинский им неинтересен… Они сами называли эти фамилии — значит, знают и разбираются. На вопрос поддерживают ли они Навального, чаще всего в ответ звучало: «Мы тут против коррупции». И самодельные плакаты в руках у них были против коррупции, а не за Навального.

Обратите внимание: самодельные плакаты, а не отпечатанные типографские, которые несут те, кого на Поклонную везут автобусами из разных городов. И пьяных там не было. И хулиганов мы не видели. Молодые взрослые вели себя на марше безупречно. Хотя в многотысячной толпе могли быть исключения. И пойди пойми: не провокатор ли ударил гвардейца? Очень может быть, что провокатор. Ведь гвардейцев было очень много, стояли они плотно — как же они не схватили хулигана?

…Г-н президент, когда речь идёт о партиях, которые вас любят, проблема политического детства выглядит совершенно иначе.

Главная любящая партия — это, конечно, «Единая Россия». На её сайте написано, как официально стать их «сторонником»:

Сторонниками Партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ» могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 16 лет, поддерживающие программные цели и практические действия Партии.

Видите: в 16 лет ребёнок способен поддерживать программные цели «Единой России», а это значит, как минимум понимать. У этой партии есть «молодёжка»: Всероссийская общественная организация «Молодая Гвардия Единой России». В её уставе сказано:

Организация поддерживает идеи Всероссийской политической партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ». Членство в Организации является добровольным и фиксированным.

Членом Организации может быть гражданин Российской Федерации, достигший 14 (четырнадцати) лет, признающий программные документы и Устав Организации.

Согласитесь, г-н президент, это очень странно, что 14-летние для «Единой России» годятся, а выйти против коррупции — они дети.

Лучшее, что вы могли сделать в воскресенье, это возглавить марш против коррупции. Молодые доверчивы, вы бы резко выросли в их глазах.

Да, юных легко обмануть, чем и занимаются некоторые взрослые уже очень давно. Главное — начать пораньше. Зачем ждать четырнадцати лет? Будем рады, если вы сами посмотрите маленький телесюжет из детского сада города Череповца.

На экране маленькие дети и некоторые очень даже взрослые.

ВЗРОСЛАЯ ЖЕНЩИНА. Музыкальный зал детского сада собрал сегодня людей, которые неравнодушны к словам и понятиям: Родина, Отечество, воинский долг, Россия.

МАЛЮТКИ (одеты в камуфляж, кричат хором). Отряд! Спецназ! Наш девиз: «Готов служить всегда для вас наш юный доблестный спецназ!»

ВЗРОСЛЫЙ АЛЕКСЕЙ КАНАЕВ (депутат Государственной думы). Это идея, которая реализуется ассоциацией братства краповых беретов Череповца и партией «Единая Россия», и она направлена на создание таких центров патриотического воспитания в дошкольных образовательных учреждениях. На мой взгляд, это очень важное направление, чтобы дети с самого раннего возраста гордились за свою страну.

Видите, г-н президент, политика пришла в детский сад. Ещё немного — придёт в ясли.

Использование детей — не новость. Помните, может быть, историю, когда в лагере ваших «Наших» на Селигере догадались пустить пятилетнюю девочку раздавать презервативы политически грамотной молодёжи. Девочка их в ведёрке носила. Мы об этом написали, прокуратура пыталась дело возбудить, ничем не кончилось.

…Уголовная ответственность наступает с 16 лет, за особо тяжкие преступления — с 14-ти. Вовлечение пятилетних детей в политику стоило бы записать в Уголовный кодекс.

* * *

…Использовать энергию марша, использовать ситуацию, чтобы показать безупречную лояльность, постарались известные лица. Вот одно из них:

МИЗУЛИНА. Уроки патриотизма начали заменяться уроками борьбы с коррупцией. Причем с первого по одиннадцатый класс. Детям предлагают рисовать картинки, например, такого свойства, где страны расположены в иерархическом порядке по уровню коррупции, и Россия оказывается, естественно, далеко-далеко внизу, рядом с Узбекистаном. Может быть, имеет смысл дать поручение профильному комитету посмотреть, что это за ситуация, откуда идет такого рода предложение. Потому что патриотизм это одно, а борьба с коррупцией, навязывание ее в разных школах — это очень опасная тенденция.

Мизулина не знала (а напрасно), что она прямо противоречит вам, г-н президент. На заседании Совета по противодействию коррупции 26 января 2016 года прозвучали ваши золотые слова:

ПУТИН. Ключевой задачей остаётся формирование в обществе антикоррупционного правосознания. Неприятие к нарушению закона должно воспитываться со школьной скамьи — и в школах, и в высших учебных заведениях, и в средних учебных заведениях. Нужно всегда об этом помнить.

Надо помнить, а Мизулина забыла.

…Через два дня после марша на Тверской кинематографистам вручали премию «Ника». Одним из лауреатов стал Сокуров.

СОКУРОВ (получая премию). Мама — ей больше 90 лет — меня просила: «Не выступай, ничего не говори!» — «Почему?» — «Они тебя убьют, потому что ты всегда споришь с правительством».

Вы хорошо знаете Сокурова, г-н президент, он у вас в Совете по культуре, вы с ним иногда подолгу разговариваете. И вдруг — вообразите — звучит военная песня:

На позицию бабушка провожала бойца!

Но ведь он не на фронт ехал, а в Москву, премию получать. И кого его мама имеет в виду, когда говорит «они тебя убьют»? Кто эти «они»? Украинские бандеровцы? Американцы? Диверсанты НАТО? Больше никаких вариантов нам в голову не приходит, а вам? Проще всего было бы спросить маму Сокурова, потому что он мог неточно передать её слова. Вдруг она сказала не «правительство», а что-то более конкретное.

Оригинал

Читайте также:

«Ему приписали убийство: журналист отсидел полжизни за чужое преступление»

«Ошибка резидента Путина»

«Деды какие-то из ящика»: телевизор на фоне протестов устаревает"

Молодец Собянин! Как предусмотрительно он расширил тротуары на Тверской! Напрасно его ругали за миллионы тонн дорогого гранита.

Он и на Садовом кольце, и всюду в центре тротуары максимально расширил. Казалось, безумие, а теперь ясно: он предвидит предстоящие события, это мудрость. Теперь и миллионному шествию места хватит.

А вот министерство природных катаклизмов облажалось жутко. Со снегопадом опоздали больше, чем на 12 часов! Зачем Москву к утру понедельника снегом засыпали? Надо-то было днём в воскресенье. Ошибка, халатность, коррупция или саботаж?

Москва, Тверская, 14 часов.

Народ шёл от Триумфальной к Пушкинской. На углу Мамоновского переулка Навального скрутили и затолкали в автобус.

Протест гуляет
фото: Александр Минкин
Навальный смог на секунду высунуть голову в окно автозака.

Толпа старалась его освободить, люди орали: «Позор! Позор! Выпускай! Выпускай!» Но не вышло. Только один раз Навальному удалось высунуть голову в окно автозака и что-то крикнуть, но его кто-то оттащил от окна, и больше его не видели.

Люди пытались не дать автозаку уехать, ломились под колёса. Гвардейцы оттесняли. Тогда решительные парни начали перегораживать дорогу припаркованными легковушками. Гвардейцы, крепкие ребята, отшвыривали «мерседесы» и «тойоты» как щепки.

Под крики и вопли автозак с Навальным всё же уполз.



Оригинал

1457012

Читайте также:

«Максакова в память о Вороненкове споет в подвенечном платье»

«Провальный юбилей Путина»

«Москва протестовала с кроссовками на шее»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире