kuduktumus

Федот Тумусов

14 августа 2017

F

Это трудно даже назвать бездушием — в Москве отказали в снабжении лекарствами двум больным ВИЧ пациентам. Точнее, эти лекарства им пообещали выдавать, но лишь в том случае, если регионы, откуда люди приехали, пришлют в Москву годовой запас медикаментов. 

Я понимаю, что у чиновников есть свои планы и инструкции. Но, помимо всех этих бумаг, у них должна быть еще совесть. Они ведь работают не затем, чтобы множить документы, а чтобы помогать людям. А от такой «помощи» хочется бежать.

И ведь это происходит в Москве — мягко скажем, не самом бедном регионе России. У города, который находит миллиарды рублей на одну лишь подсветку деревьев, не нашлось средств на лекарства для двух человек.

Оправдания этому я  найти не могу, надеюсь, что суд и  контролирующие ведомства исправят ситуацию.

Со своей же стороны могу лишь напомнить чиновникам, что лечение больных ВИЧ людей — это важнейшая задача для всего общества, так как ВИЧ — болезнь социальная.

Каждого пациента, который хочет лечиться (а таких, увы, не  слишком много) необходимо снабжать лекарствами, иначе эпидемию ВИЧ мы  никогда не победим. А с такими ответами чиновников — уж точно.  

10 августа 2017

Потерялась новость

В недрах сайта ТАССа потерялся материал с неброским заголовком: «Эксперты: пациенты с  первичным иммунодефицитом нуждаются в специальной программе помощи». Прекрасно понимаю, что прочитают его от силы несколько сотен человек — кому интересны какие-то эксперты и какая-то специальная программа?

Между тем, речь идет о  крайне важной проблеме: жизни людей, которые уже рождаются больными.

С  первых дней жизни им необходима помощь и, зачастую, длительные и тяжелое лечение, однако в нашей стране делается для этого крайне мало.

Начать с того, что выявлено случаев врожденного иммунодефицита (это не СПИД — тот приобретенный) в  России всего 800. Тогда как на самом деле, согласно медицинской статистике, должно быть как минимум в десятки раз больше. В легких формах эта болезнь встречается в одном случае из 500.

Итак, первая проблема — выявление, с этим у нас уже не справляются, диагноз не самый очевидный.

Вторая проблема — лечение. Здесь государство готово выделять ограниченные средства, но лишь в  экстренных случаях — на пересадку костного мозга. А вот все сопутствующее, в том числе реабилитация, — как-нибудь сами.

Поэтому «скучные» эксперты из заголовка и говорят о специальной госпрограмме по борьбе с болезнью: без нее проблему так и не будут замечать, число заболевших будет расти, а качество их жизни — снижаться.

Я уже давно работаю над проблемой — и надеюсь в  скором времени все-таки добиться результата.

04 августа 2017

Удар маятником

Правительство внесло в Думу законопроект о новых основаниях для изъятия полномочий у регионов. Раньше это можно было сделать только в том случае, если они с ними не справлялись, теперь же возможностей куда больше.

Здесь и экономические соображения (если полномочия дублируются федеральными и региональными органами), и оговорки о стихийных бедствиях и ЧС, когда центр будет брать управление на себя, и международные мероприятия, и  безопасность страны, что довольно туманно, но в целом понятно.

Не могу сказать, что я не ожидал чего-то подобного: сейчас мы, вся страна, находимся вблизи от крайнего положения исторического маятника. С  нынешнего края у России — максимальная централизация, все в Москву, центростремительные силы задействованы по максимуму.

Маятник пойдет обратно, как это было в 90-е годы, — и полномочия начнут уходить обратно к регионам, возникнут силы уже центростремительные.

При этом важно подчеркнуть: эти силы не являются деструктивными, они не про распад страны, а про то, где именно принимаются решения, в Москве или в региональных столицах. Где сосредотачиваются деньги.

В 90-е годы именно  центростремительные силы, как это ни странно, удержали страну от распада, так как у федерального центра не было денег и сил удерживать регионы, но они сами пошли на подписание федеративных договоров (последний такой сейчас как раз не был перезаключен с Татарстаном).

Так что в этом перетекании полномочий туда-обратно нет ничего трагичного, это естественная жизнь страны, хотя, не скрою, мне бы хотелось, чтобы между интересами регионов и центра был найден баланс: крайние точки любой системы хорошего обычно не приносят.

01 августа 2017

Популизм Яровой

Новое предложение Ирины Яровой отдает популизмом, причем — дешевым: она «направила обращение вице-премьеру, полпреду президента на Дальнем Востоке Юрию Трутневу с предложением субсидировать стоимость авиабилетов для многодетных родителей с Дальнего Востока при перелете в европейскую часть России и обратно».

С одной стороны, эту меру я, конечно, поддерживаю, а с другой — почему речь идет только о  многодетных семьях и только о перелетах в европейскую часть страны?

А как же  внутрирегиональные перевозки? Специально для Ирины Яровой напомню, что одна лишь  Якутия — это 20% территории России, и  совершить внутренний перелет внутри нее зачастую бывает куда важнее (и дороже).

Потом — почему только многодетные родители? Возможность граждан страны побывать в  любой ее точке — это необходимое условие для сохранения государства. Любых граждан, а не только многодетных. И  вопрос, конечно же, нужно ставить шире, рассматривать причины, по которым в  России (и тем более — на Дальнем Востоке) практически нет лоукостеров — это как минимум.

Так что, повторюсь, предложение нужно поддержать, но при этом ни в коем случае им не ограничиться.

Все-таки от идеи до реализации любой, даже самой нужной инициативы, у нас проходит очень много времени. Еще зимой я писал о том, что принято решение в «местах массового скопления людей» установить дефибрилляторы — и вот теперь выясняется, что в стране они не производятся, закупать их в США очень дорого, и в целом непонятно, как и когда идея будет реализована.

Между тем, напомню, что дефибрилляторы — важнейшая вещь. Они помогают бороться с внезапными остановками сердца и могут спасать жизни несколько тысяч человек в год. В  Европе, в тех же США такие устройства уже много лет можно видеть на улицах городов, но для нас это по-прежнему остается фантастикой.

И даже когда (если) их наконец начнут массово устанавливать, доступ к ним будут иметь только «специально обученные люди» — например, всевозможные охранники.

Что мешает дать этот доступ обычным проходим? Недоверие? А вдруг они их украдут? Вдруг не справятся с техникой?

Странная логика, как будто россияне чем-то хуже европейцев, что им можно дать эту ответственность, а нам — нет.

Впрочем, для начала неплохо бы было все же найти деньги на производство дефибрилляторов: это было бы важным элементом медицинского импортозамещения. А пока собственные производства отсутствуют — нужно закупать устройства за границей. Пусть дорого — но человеческие жизни в любом случае дороже. И тут мы вновь приходим к ключевой теме — расходов бюджета на медицину, которые в разы ниже расходов на силовую составляющую. Спасибо «Единой России», которая не может найти средства на спасение жизней россиян.

Вот это уже за гранью: «На Урале из зарплат врачей вычитают по 500 рублей за смерть пациента».

Если пациент не достиг 60 лет, умер от инфаркта или инсульта и не наблюдался у врача последний год — минус 500 рублей из  «стимулирующей выплаты», по факту — части зарплаты. Теперь врачи, согласно логике катайских чиновников (это Курганская область), должны заставлять пациентов приходить в поликлиники. А  если не заставят — штраф.

Что еще должны делать врачи? Искать пациентам работу, которая не навредит их здоровью? Улаживать конфликты в семье, чтобы пациенты не нервничали? Зато чиновники никому и ничего не должны, кроме как отнимать у работающих людей деньги — и это учитывая, что зарплата врача, из  которой вычитают деньги, составляет в  лучшем случае 25 тысяч рублей.

Стремление оптимизировать все и вся окончательно превратилось в экономию на всем и в первую очередь — на зарплатах самих врачей. Подозреваю, что никаких штрафов для чиновников в Курганской области не  предусмотрено, ворон ворону глаза не  выклюет.

Уже не говорю, что развитие болезни может быть скоротечным и никак не зависеть от осмотров у врача. Что пациенты сами могут наносить вред своему здоровью — например, пить и курить. В  этом тоже виновата медицина?

Ее  нельзя приравнивать к бизнесу, нельзя механически вводить показатели эффективности, как будто врачи работают за станком и обязаны в день выдавать столько-то деталей. Люди не винтики, хотя чиновники об этом и не подозревают.

Возмутительная практика, которую необходимо пресечь федеральному Минздраву, иначе она расползется по  всей стране и спровоцирует еще более сильный отток врачей в частную медицину. Вы этого хотите, господа эффективные менеджеры?


Сам я пока не видео приказа Минздрава, о котором пишут «Известия»: Министерство якобы  решило, что продавать спиртовые настойки наподобие «Боярышника» можно будет не  больше двух в одни руки. Это, конечно же, в рамках борьбы с аптечным алкоголизмом.

Тут два соображения. Во-первых, мера правильная. Мне трудно представить ситуацию, в которой человеку для лечения нужно сразу больше двух пузырьков спиртовой настойки — боярышника ли, эхинацеи или, положим, пиона уклоняющегося. Так что для потребителей никакого негативного эффекта не будет.

А  вот второй вопрос — об эффективности такой меры. Тут как раз и нужно посмотреть сам документ. «Не больше двух в одни руки» — это как конкретно? По одному чеку? А если два раза прийти в одну и ту же кассу — будет ли это запрещено? А с каким интервалом?

Эксперты, которых опросили «Известия», говорят, что стремящиеся купить настойки ради спирта не будут обходить несколько аптек — соглашусь. Но вот как трактовать первый случай, не по паспорту же эти пузырьки будут продавать.

В целом, тем не  менее, приказ можно оценить положительно: разумное ограничение не повредит. Правда, напомню еще одно: потрясший всю страну случай с отравлением «Боярышником» в Иркутске не имел никакого отношения к настойке. Там было средство для ванн с метанолом вместо этанола. И тогда же  мы подробно говорили о том, что первопричина подобного типа алкоголизма, когда люди пьют все, что горит, заключается прежде всего в том, что для них недоступен качественный алкоголь и недоступны другие формы досуга.

То есть мы  опять-таки приходим здесь к социальной проблеме, запрет для которой не может быть решением, а лишь временной мерой. Вот только, выигрывая это время, мы, боюсь, забудем о том, ради чего оно нам необходимо.

Читаю выступление Медведева и не верю своим глазам: а точно ли это говорит он, автор легендарного «Денег нет, но вы держитесь»? Не подменили ли нам председателя правительства? Не узнаю его!

«В своем выступлении глава правительства подчеркнул, что социальная сфера является самой важной сферой жизни. «Это и  образование наших людей, это и пенсионное обеспечение, и есть категории людей, особенно, пенсионеров, которые рассчитывают только на помощь государства. Они должны понимать, что, несмотря на имеющиеся трудности, они получат все необходимое для поддержания здоровья и качества жизни», — заявил Медведев. 

То есть можно перестать держаться? А что случилось?

«Необходимо укрепить социальную защиту на поддержание многодетных семей, на индексацию пенсий и социальных пособий», — заявил глава правительства.

Индексация пенсий? Простите, а это не вы, Дмитрий Анатольевич, подписывали отказ от  индексации в прошлом году и замену его 5 тысячами рублей, которые в дальнейшей индексации не будут учитываться?

«Что касается здравоохранения, то за последние время у нас значительно увеличилась продолжительность жизни, это, в частности, и эффект от мероприятий, проведенных последние несколько лет, и мы будем продолжать эту работу. Люди обращаются в первую очередь к врачам, в поликлинику, вызывают скорую помощь и эти сферы надо поддерживать».

А куда же еще люди должны обращаться? То, что люди идут к врачам, когда болеют, это у нас тоже заслуга правительства?

И вот все это на голубом глазу говорится под камеры, под микрофоны. Кабинет министров, вам самим-то не смешно?

За противоречиями в правительстве следить всегда интересно: ведомственные споры выходят наружу и показывают, как на самом деле устроена власть. Посмотрим на это сегодня вместе: вот Росгвардия просит предоставлять ей медицинскую информацию на владельцев (или потенциальных владельцев) оружия.

Вот правительство пишет на этот законопроект отрицательный отзыв — нет, говорит, это нарушение врачебной тайны.

Вот уже Госдума отвечает, что противоречия должны быть устранены, потому что и тайна важна, и оружие не нужно давать кому ни попадя.

То есть монолита во власти нет, это гибкая система, те самые сдержки и противовесы, и истина, или хотя бы финальное решение, достигается путем диалога, в котором арбитром как раз зачастую и выступает парламент, что совершенно правильно.

Добавлю от себя: я тоже опасаюсь за врачебную тайну. Все-таки  согласившись давать информацию сначала Росгвардии, потом легко предоставлять ее и еще какому-нибудь ведомству, а потом лови эту базу по всему интернету. Опасно.

При этом, мне кажется, никакая справка не удержит человека от убийства — ведь именно попыткой предотвратить расстрелы, которые гремят на всю страну, и обосновывается идея Росгвардии.

Само страшное оружие в России совсем не ружье. Таких инцидентов за год — по пальцам одной руки. Самое страшное оружие — самый обычный кухонный нож. Пьяная «бытовуха» — вот основное преступление, которое никакой справкой не предотвратить. А человек, покупающий оружие, заведомо относится к нему более ответственно, хотя бы уже потому, что знает, как с ним обращаться, следит за ним. Если же он повредится умом, то ему хватит и того самого ножа — это, увы, так.

Поэтому я бы не спешил нарушать врачебную тайну. Мы слишком часто «вдохновляемся» отдельными громкими делами, начинаем в спешке принимать законы, забывая, что нужно «лечить» не исключения, а правила.

Любая государственная инициатива с принуждением к чему-либо вызывает опасения. Так сейчас у меня и с идеей Минздрава, который предложил принуждать работодателей, чтобы те заставляли работников проходить диспансеризацию. А кто не заставит — будет платить повышенные взносы в фонд ОМС.

Давайте разберемся. Во-первых, причем здесь работодатели? Забота человека о своем здоровье — это его дело. Как здесь оказался посредник в виде работодателя (кроме того, далеко не у всех россиян он в принцип есть)? Так можно зайти далеко и еще дальше: работодатель будет следить не только  за физическим, но и за духовным здоровьем, требовать регулярных походов хоть в церковь, хоть в театр — в общем, додумайте сами. При этом у человека может быть множество причин не хотеть идти на диспансеризацию, и это его свободный выбор, его право, которое можно не понимать, но нужно уважать.

С другой стороны: из-за того, что человек вовремя не проходит диспансеризацию, государство может нести определенные расходы в будущем. Выявление тяжелых болезней на ранних стадиях помогает тратить на их лечение куда меньше средств.

И вот тут пора сделать вывод. Мы должны, во-первых, уважать права граждан, а во-вторых, поддерживать эффективность всей государственной машины. Как примирить эти два момента?

Да очень просто. Не  принуждать, а стимулировать!

Допустим, давать льготы тем гражданам, которые диспансеризацию прошли. Как раз делать для них меньше взносы в фонд ОМС, а разницу направлять в их зарплату (предложение, конечно, нужно обдумать, но схема может быть такой). Другой вариант — к примеру, давать скидки при оплате различных госуслуг. Прошел диспансеризацию — сэкономь деньги. Перечень возможных льгот можно продумывать, но общее правило должно быть именно таким, еще раз повторю его: не принуждать, а стимулировать.

Вот тогда Россия и будет социальным государством.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире