greenpeace_rus

Гринпис России

19 мая 2017

F
Одно из трёх уголовных дел — об угрозе убийству сотруднику Гринпис России Григорию Куксину — приостановлено. Материалы по двум других делам потерялись, следственные действия не проводятся. Мы возмущены.

Александр Попков, представляющий интересы потерпевших, отмечает, что материалы по двум уголовным делам были потеряны, а основные экспертизы так и не были проведены.

Дознаватель МВД по Приморско-Ахтарскому району приостановил расследование уголовного дела о нападении на базу активистов Гринпис России и пожарных добровольцев в Краснодарском крае.

«По имеющейся у нас информации, дознаватель МВД по Приморско-Ахтарскому району не прекратил, а приостановил расследование уголовного дела об угрозе убийством руководителю противопожарной программы Гринпис России Григорию Куксину», — говорит один из потерпевших, руководитель программы Гринпис России по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин.

Михаил Крейндлин ночью 9 сентября выглядел вот так

В постановлении по делу, потерпевшим по которому проходит Куксин, говорится, что установить человека, направившего оружие на эколога, не удалось. По этой причине дознание приостановлено.

Никакой официальной информации о приостановлении или прекращении двух других дел, в частности, о причинении лёгкого вреда здоровью Михаилу Крейндлину у нас нет.

«Говорить о прекращении дел пока рано. Но мы совершенно не удовлетворены ходом расследования. И тем, что не проведены даже те следственные действия, с которыми согласились дознаватели. Сейчас наши адвокаты готовят процессуальные документы, которые в ближайшее время будут поданы в соответствующие инстанции», — заявил Михаил Крейндлин.

По информации адвоката Александра Попкова, представляющего интересы потерпевших, материалы по двум другим уголовным делам потерялись. Ещё в марте МВД передало в прокуратуру постановления о прекращении дознания по статьям о краже и причинению лёгкого вреда здоровью, но неизвестно, что с ними случилось потом: документы, по словам Попкова, не могут найти ни дознаватель, ни сотрудники прокуратуры.

«За все время расследования даже не была назначена судебно-медицинская экспертиза по сломанному носу Крейндлина. [Полицейские] так и не получили биллинг телефонов, хотя удовлетворено моё февральское ходатайство об этом. Помимо прочего дознаватель вынес постановление об отказе в возбуждении дела по факту нанесения на ворота базы надписи «Тут пиндосы», — цитирует РБК Александра Попкова.

Нападение произошло в ночь на 9 сентября 2016 года. Экологов, вернувшихся с пожара, избили восемь человек, которые были вооружены пистолетами, ножами и дубинками. «Говорили, что если мы не уберёмся отсюда до утра, то никто нас больше не найдёт, чтобы мы убирались «в свою Америку». На воротах краской написали «Тут пиндосы», — рассказывал тогда руководитель противопожарного проекта Гринпис России Григорий Куксин, которого неизвестные угрожали застрелить. Эксперту по природоохранному законодательству Михаилу Крейндлину сломали нос, а у добровольца из Забайкальского края было подозрение на перелом рёбер.

В региональном ГУВД сообщали, что было возбуждено три уголовных дела — о краже, угрозе убийством и умышленном причинении лёгкого вреда здоровью (ст.158, 119, 115 УК). Однако за восемь месяцев расследование ни к чему не привело.

Попков отметил, что в МВД разделили групповое нападение на множество маленьких эпизодов: например, из-за каждой испорченной палатки заводилось отдельное расследование. Сам Попков выступал против такого «размазывания» нападения по множеству дел, поскольку в результате правоохранительные органы неверно квалифицируют произошедшее и упускают из виду мотив преступления — заставить экологов прекратить свою деятельность. 

Пожары в плавнях каждый год наносят многомиллионный ущерб кубанской экономике и уничтожают места обитания ценных животных. Противодействие экспедиции Гринпис и непринятие мер по тушению только одного пожара стоило государству 4,3 миллиарда рублей.

Чиновники поставили лесникам Забайкальского края задачу выжечь 34,4 тысячи гектаров травы за год. Предполагается, что если до тёплой погоды уничтожить вокруг леса траву под контролем специальных людей, то потом никто не сможет сжечь леса. Но чтобы проследить за огнём и безопасно выжечь, Забайкалью нужно в десть раз больше лесников, чем у них есть сейчас. А значит, что регион снова себя сожжёт, как уже сделал в прошлом году. И уже начал это делать.

В прошлом году в регионе умели контролируемо выжигать траву всего 678 человек. Вряд ли за год в регионе стало в десять раз больше обученных людей, способных провести выжигания травы безопасно для леса. Это значит, что провести «контролируемые противопожарные выжигания» можно в лучшем случае на одной десятой части той площади, которая предусмотрена Лесным планом (его утвердил губернатор).

На 90% территории, где лесники собираются проводить контролируемые выжигания, будут обычные поджоги.

И проблемы уже есть. Минприроды Забайкалья рапортует, что филиалы Забайкаллесхоза и Читинская авиабаза начали жечь. Региональное управление МЧС каких-либо проблем не отмечает. А вот системы дистанционного мониторинга, которые с высокой точностью определяют масштабы крупных пожаров, видят то, что не замечает МЧС.

Вот три крупнейших очага горения в Александрово-Заводском районе. Они не попадают в границы лесных кварталов, обозначенных на схеме Александрово-Заводского лесничества, но местами подходят к ним очень близко, а местами затрагивают участки леса не на землях лесного фонда.

Площадь самого крупного пройденного огнем участка составляет 4,5 тысячи гектаров, общая пройденная огнем площадь — около шести тысяч гектаров.

Лесники там не могут жечь по процедуре: это не земли Лесного фонда. Откуда взялись эти пожары, непонятно. Но остаётся факт: в Забайкалье на огромных площадях незаконно жгут траву.

Такие пожары сохраняются на многие дни, а иногда и недели, и летом разгораются ещё сильнее. Результат: на леса Забайкалья больно смотреть, посёлки затягивает дымом, некоторые и вовсе сгорают.

Недалеко от Читы, апрель 2016 года

Если прямо сейчас органы государственной власти Забайкальского края, региональное управление МЧС и подразделения Государственной противопожарной службы не примут экстренные меры по прекращению массового бесконтрольного выжигания сухой травы, то эти выжигания приведут к очередной крупной пожарной катастрофе.

Под Новый год, 29 декабря, Минюст утвердил правила, в которых Минприроды существенно, в полтора раза, увеличило площадь лесов, в которых можно заготавливать древесину. Теперь кедры должны составлять почти половину всего леса, чтобы его не трогали. Отныне коммерческие рубки разрешены, если в лесу до 44 % кедра, раньше эта граница была установлена на уровне 25 %. «Это обернётся уничтожением лесов во многих регионах Сибири и Дальнего Востока, от Томской области до Приморья. Многие животные лишатся дома, в том числе амурские тигры», — обеспокоен руководитель программы Гринпис России по заповедным территориям Михаил Крейндлин. Его недовольство разделяют и специалисты по устойчивому лесопользованию на Дальнем Востоке, и активисты Забайкалья.

«Кедровые леса — одни из самых ценных с точки зрения сохранения биологического разнообразия. Но древесина кедра пользуется значительным спросом, в том числе у переработчиков в Китае (где собственная заготовка кедра практически полностью прекращена), и это стимулирует рубки в кедровниках под разными предлогами. В основном кедры идут на канцелярские товары, например, карандаши», — утверждает эксперт Михаил Крейндлин.

Правила приведут к рубке сибирского кедра. С корейским кедром другая, но тоже грустная история: он распространён на Дальнем Востоке, международная торговля им запрещена конвенцией СИТЕС, нововведения означают рубку всех пород в лесу вокруг самого кедра, а следовательно, и усыхание и смерть кедра, который не сможет жить в таких условиях. Дуб монгольский и ясень манчжурский, которые пользуются колоссальным спросом в Китае, — это соседи кедра корейского. Теперь их тоже можно будет рубить.

Эти правила появились уже как утверждённый документ, минуя общественное обсуждение, обязательное для таких важных проектов. В том документе, что могла увидеть общественность, не было разрешения рубить в кедровых лесах.  Норма о расширении рубок кедровых лесов появилась в правилах уже после официального обсуждения, в утверждённом Минюстом документе. По факту общественное обсуждение этой проблемы было саботировано, хотя этот вопрос касается многих: заготовителей кедровых орехов, охотников, жителей таёжных посёлков.

Но люди имеют право обратиться к Минприроды, если им не нравятся принимаемые ведомством решения. Гринпис призывает защитить кедровники России. Подпишите петицию против уничтожения кедровых лесов!

Новый газопровод в Европу может уничтожить места обитаний тюленей, тундряных лебедей и орлана-белохвоста.­­

Компания «Nord Stream 2 AG» решила построить ещё один газопровод для поставок российского газа в страны Европейского союза. Проект критикуют не только экологи, но и специалисты-энергетики, которые не видят в новой газовой трубе смысла.

Трубу планируют проложить через ценнейшую в масштабах всей Европы территорию — Кургальский заказник. Это одна из важнейших на Балтике стоянок птиц на их пути с зимовки в Западной Европе и Африке в северные районы России.

Нарвский залив

Заказник охраняется сразу международными Конвенциями «О водно-болотных угодьях» (Рамсарская Конвенция) и «О защите морской среды Балтийского моря». Россия их ратифицировала и обязалась выполнять. Строительство газопровода через Кургальский заказник запрещено и российскими законами.

Болотистый Курголовский полуостров — это дом множества редких, занесённых в международную и российскую Красные книги растений и животных.


Лебеди

Гордость заказника — это редкие серые тюлени и кольчатые нерпы. А с недавних пор ещё и красавец орлан-белохвост.

В сентябре этого года эксперты Гринпис России и  сосновоборской организации «Зелёный мир» обнаружили в здесь две бурильные установки, которые вели незаконные изыскания для проекта «Nord Stream 2».

Одна работала в лесу.

Вторая бурила в водоохранной зоне Нарвского залива.

Зелёные отправили обращение в прокуратуру Ленинградской области. Через некоторое время бурильная техника покинула заказник. 

В конце сентября Русский орнитологический журнал сообщил о сенсационной находке — в Кургальском заказнике есть жилое гнездо редчайшего орлана-белохвоста.

Гнездо

Сотрудники Гринпис России решили проверить сообщение, что оказалось не так просто. Орлан выбрал для гнезда уголок леса, ограждённый от  людей несколькими песчаными грядами (морскими береговыми валами) и трудно проходимыми болотинами.

К сожалению, это не стало препятствием для газовиков: по  дороге чрез топи сотрудники Гринпис России неоднократно натыкались на мусор, вешки и гати через особо топкие участки, которые оставили после себя геодезисты.

Гать

Оказалось, что гнездо орлана-белохвоста расположено всего в  пятидесяти метрах от отмеченной вешками и реперами трассы газопровода.

Вешка

Строительство предполагает сплошную вырубку деревьев в  полосе около шестидесяти метров. Нет сомнений, что гнездо перестанет существовать. Даже если эту сосну не срубят, орлы оставят его.

Орлан-белохвост включён в российскую и международную Красные книги и разрушать места его обитания категорически запрещено.

Теперь несколько слов о том, что думают по поводу «Nord Stream 2» эксперты в области энергетики.

«Нет никакой гарантии, что газ из новой трубы найдёт своих покупателей», — говорит специалист Регионального центра исследований регулирования в сфере энергетики Михали Сзокс, — За последние годы европейцы стали экономить больше энергии, поэтому спрос на газ падает, и пока непонятно, для чего нужны дополнительные поставки».

ЕС будет поддерживать только проекты, которые идут в  соответствии с его основными принципами, среди которых экологические занимают важное место. К тому же потребление газа в Европе снизилось на 35 % по  сравнению с серединой прошлого десятилетия и многие эксперты говорят, что мощность существующих газопроводов между Россией и ЕС чуть ли не вдвое больше, чем необходимо.

Директор Института энергоэффективных технологий в  строительстве Владимир Сидорович сообщает о результатах исследования института Fraunhofer IWES «Замещение природного газа посредством форсированного энергетического поворота». Потребление газа в Германии может сократиться на 24 % к 2030 году и на 42 % к 2050 году. А в случае «форсированного сценария», к 2050 году потребление газа упадёт на 98 %!

В этой ситуации возникает риторический вопрос: зачем строить новый газопровод с тяжёлыми экологическими последствиями, с нарушением российского и международного законодательства?

Так кто победит — труба или орёл? Восторжествует ли здравый смысл?

(все фотографии принадлежат  Гринпис России)

В Карелии небольшая группа пенсионеров уже четыре месяца живёт лагерем и защищает ценный Сунский лес от вырубки под дорогу. Они постоянно сторожат дорогой им бор компанией до пяти человек. Им удалось добиться ухода техники из бора, но лесорубы могут вернуться в любой момент.

Компания «Сатурн Нордстрой» планирует вырубить 11 гектаров леса в 40 километрах от Петрозаводска, чтобы проложить дорогу к карьеру. Пенсионеры живут во многом за счёт этого леса: в деревне нет никакой работы, и они могут уповать только на пенсии и заготовку грибов и ягод из Сунского бора.

Попасть в Сунский бор можно двумя путями: перейти Суну по мосту или переправиться на другой берег на лодке.

Пенсионеры борются за свой лес уже больше четырёх лет: городской суд встал на их сторону, а Верховный суд Карелии — на сторону бизнеса. В июне пенсионеры обустроили в бору лагерь, в котором круглосуточно дежурят, сменяя друг друга. Им удалось «прогнать» заготовителей в июне, после чего было затишье до 7 октября.

7 октября в лес прикатила техника и начала рубить старые сосны. Вырубка незаконная, потому что в лесу произрастают краснокнижные виды и найдены стоянки древнего человека. Как можно рубить лес и не повредить стоянки и сохранить ценные лишайники? Компания не знает ответа, но всё равно хочет рубить. Но сделать это тихо уже не получается: пенсионеры настойчивы, в бор стали приезжать журналисты.

Василий Михайлович показывает начальнику лесорубов найденный около лагеря противогаз. Говорит — времен войны.

Это дерево пока ещё растёт у самой палатки.


13 октября пришлось проводить круглый стол в региональном Минприроды. Заместитель министра Алексей Павлов назвал конфликт «искусственно смоделированным». Биолог Василий Нешатаев сказал, что нужно «вызвать в Сунский бор ОМОН и разогнать там всех пенсионеров».

«В малонаселённой Карелии найти иное место для карьера песчано-гравийной смеси, вдали от поселений, нетрудно. Было бы желание. Конфликт вокруг Сунского бора в Карелии показывает, насколько бесправны российские граждане перед произволом власти и бизнеса», — уверен глава лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко. 

Глава компании «Сатурн Нордстрой» Игорь Федотов заявил, что за пенсионерами-защитниками леса стоит какая-то «третья сила». Но Федотов всё же отдал распоряжение о выводе техники: «Я даже сегодня лесозаготовителям сказал: уводите технику, мы вам заплатили кучу денег, за простои с меня высчитывайте, но пока я это все приостановлю», —рассказал глава компании Игорь Федотов изданию «Черника».

Но надолго ли уведена техника, спасён ли Сунский бор? Борьба ещё не окончена, пенсионеры уходить не собираются. Они устали, им тяжело жить осенью в холодном карельском лесу, но другого выхода у них нет.

«Нет у нас государства, последнее отбирают эти… У них деньги, за них власть...Что хотят, то и творят. А в этом лесу люди гибли в войну, вон мы нашли противогаз, окопы. Так и будут по костям ездить и рубить наш лес. А тут и виды краснокнижные есть, и стоянки древнего человека. Как же уничтожить всё это? Ну ничего, мы не отступим. Пережили Отечественную войну, переживём и эту», — говорит 79-летний Василий Михайлович Дийков.

Нина Ивановна Маккоева, 80 лет. Ветеран труда. Всю жизнь прожила и проработала в деревне Янишполе, в пяти километрах от Суны. Когда узнала, что начали рубить лес, пешком пришла в лагерь.

Октябрь в Карелии, уже довольно холодно. Как могут — заботятся друг о друге.



Все фотографии © Игорь Подгорный

Ещё в начале лета в Лужниках зеленела липовая аллея. Но на совершенно здоровых деревьях внезапно появились кроваво-красные кресты. Вскоре аллеи не стало. Это лишь один из десятков подобных случаев за последние годы. Москва, по данным нового исследования Гринпис, за 15 лет лишилась 700 гектаров зелёных насаждений. 

Ко Дню города миллионы были потрачены на украшение столицы, в том числе яркими клумбами, пальмами в кадках и искусственными гирляндами. Но проблема недостатка живых садов и парков, влияющая на здоровье миллионов человек, почему-то заботит власти гораздо меньше.

Не согласны с таким ходом событий лишь  экологи и местные жители: когда во дворе раздаётся лязг бензопилы, люди понимают — у них отнимают право дышать чистым воздухом, отдыхать в тени ветвей и  просыпаться под пение птиц.

«Срочно! На Маёвке, где расположен наш лагерь, началась вырубка!!!», «Во дворах домов 27к3 и 33к2 по Дмитровскому шоссе прямо сейчас происходит повальная вырубка деревьев — целая детская площадка уже осталась без единого дерева! Что это? Как это остановить?»

Такие сообщения, напоминающие сводки с фронта, появляются в соцсетях почти каждый день. В мирное, казалось бы, время, в городе идёт война, и силы, как всегда, не равны. После рабочего дня москвичи, включая женщин и детей, отправляются на фронт — отстаивать своё право жить в зелёном, живом городе.

Недавно министр природных ресурсов Сергей Донской назвал Москву в списке городов с худшей экологической ситуацией наряду с Норильском, Читой и другими промышленными монстрами. Причина — высокое загрязнение воздуха.

Москва остаётся одним из самых зелёных мегаполисов мира лишь на бумаге. Причём в официальных документах цифры сильно разнятся. Зелёные насаждения и парки — это не одно и то же, парк может быть наполовину заасфальтирован. Судя по официальным данным, у властей просто нет чёткого представления, где что растёт, и как это сохранить.

Если посмотреть на  космические снимки города, мы увидим, что зелёные зоны занимают примерно 40% его площади, чего, в общем, и требуют нормативы. Но при этом более половины москвичей страдают от  недостатка зелени в пешеходной доступности. В центральных районах зелёных зон в  десятки раз меньше, чем полагается.

А по новым нормам с декабря прошлого года можно спокойно уничтожать зелёные зоны для строительства домов, торговых центров и других объектов.

Практически в каждом дворе природа становится объектом покушения. Недовольство граждан растёт, протесты выплёскиваются на улицы. Защитников своего права на глоток свежего воздуха безнаказанно бьют и пытаются лишить свободы.

Самыми громкими историями этого года стали акции горожан в защиту Дубков, Лужников и Кусково.

Год назад на деревьях в лесопарке «Кусково» стали появляться таблички со словами: «Я дуб. Мне 140 лет. Меня хотят спилить». Так местные рассказывали о варварском проекте правительства Москвы: прямо по Кусково чиновники решили провести шестиполосную Северо-Восточную хорду. Для этого власти решили уничтожить 20 гектаров леса со столетними дубами и липами. В июне в лесопарке вырубили около 300 взрослых здоровых деревьев. Жителей, пытавшихся остановить незаконные работы, избивали.

Таких историй много, и всех их объединяет невероятное количество людей, готовых отстаивать своё право на жизнь в зелёном городе. Порой система уничтожения природы даёт сбой, и активистам удаётся победить. Яркий пример — история Алины Енгалычевой, которая смогла добиться восстановления незаконно уничтоженного под парковку сквера.

И еще их объединяет общая проблема: пренебрежительное отношение государства к природным богатствам. Природные территории — это тоже историческое и культурное наследие. Люди ведь не разрушат Эрмитаж, чтобы построить на его месте гостиницу, но почему-то спокойно вырубают ценные зелёные территории, спасающие нас и город от пыли, грязи и уродства каменных джунглей.

ПАРК ИЛИ СТРОЙПЛОЩАДКА? РЕШАТЬ ВАМ!

08 сентября 2016

Патриотизм по-казачьи

Гринписовцы приехали на Кубань тушить пожары. Проводят на очагах по 19 часов, чтобы спасти ценные территории, защищённые Рамсарской конвенцией. Но тут пришли казаки и вместо того, чтобы, например, предложить свою помощь и вместе тушить пожары в их же регионе, блокируют наших гринписовцев, чтобы те не поехали тушить пожары.

Улыбаются и мешают тушить пожары (Фотография Greenpeace)

Лучше бы казаки задумались над тем, кто каждый год у них жжёт их малую родину. А тем временем Рамсарские угодья могут сгореть, МЧС звонит запертым гринписовцам, а те не могут приехать из-за казаков.

Противопожарная экспедиция Гринпис

Как это было

В Брюховецкий район на Кубани противопожарная экспедиция Гринпис России и Экологической Вахты по Северному Кавказу приехала пятого сентября. Гринпис приехал бороться с палами водно-болотных угодий в Бейсугских плавнях и Ахтаро-Гривенской системе лиманов. Большая часть этих плавней находится в пользовании Бейсугского нерестово-выростного хозяйства, которым руководит Игорь Джеус. Именно там в это время из года в год происходят поджоги травы.

Шестого сентября волонтёры Гринпис России, Эковахты и опытные участники из других регионов отправились на пожар в Черновских плавнях, который пришлось тушить 19 часов.

Так выглядит пожар, который тушили наши добровольцы. Чем в это время занимались казаки, которые мешают теперь тушить другие пожары?

В данный момент сотрудники регионального МЧС ожидают помощи от участников экспедиции на пожаре, но те не могут выехать. Им препятствует группа казаков, окруживших базу. Полиция и руководители экспедиции пытаются уладить конфликт. А в это время разгораются ценные территории, пожар может охватить земли, защищённые международной Рамсарской конвенцией.

Кроме того, ночью 7 сентября руководитель базы «Малый Бейсуг», на которой расположилась экспедиция, внезапно попросил пожарных покинуть её. Никак не объясняя свои действия, он вернул деньги, выплаченные ему за проживание добровольцев на базе, и сказал, что они должны немедленно покинуть её посреди ночи. Активисты были вынуждены свернуть лагерь. Противопожарная экспедиция переехала на другое место, к сожалению, оно не так близко к горящим Бейсугским плавням. Сейчас они находятся в Приморско-Ахтарском районе.

06 сентября 2016

Нефтяники и Енисей

Экспедиция Гринпис России обнаружила следы тяжёлой гусеничной техники в непосредственной близости от места захоронения ненцев в посёлке Мунгуй (Таймырский долгано-ненецкий автономный округ, Красноярский край).



Изъезженная тундра (фотография Greenpeace)


В августе активисты Гринпис побывали в заброшенном посёлке Мунгуй, где зафиксировали экологические нарушения «Независимой нефтегазовой компании», планирующей строительство нефтеналивного терминала «Таналау» ниже по течению на берегу Енисея.


Прибыв на место, активисты обнаружили, что окрестности Мунгуя изрыты следами вездеходов. Колеи от движения тяжёлой гусеничной техники проходят даже рядом с местами захоронения ненцев. Тем самым компания нарушила закон: в летний период на территории Таймырского долгано-ненецкого автономного округа действует запрет на передвижение по тундре тяжелой гусеничной техники.


Изъезженная тундра (фотография Greenpeace)


Проект строительства нефтеналивного терминала «Таналау» несёт в себе серьёзную экологическую угрозу для реки Енисей. «Независимая нефтегазовая компания» представила проект нефтеналивного терминала «Таналау» в июле прошлого года на общественных слушаниях в городе Дудинка.


ННК (фотография Greenpeace)


В районе посёлка Байкаловск предполагается строительство терминала, из которого танкеры будут транспортировать до 5 млн тонн нефти в год. Специалисты Гринпис считают, что в тяжёлых ледовых условиях велик риск аварии и разлива нефти, который нанесёт невосполнимый урон хрупкой природе Арктики. Ситуацию усугубляет наличие могильников со спорами сибирской язвы в районе строительства терминала Таналау, о чём компанию уже предупредили учёные. Гринпис России обратился к руководству компании с просьбой приостановить проект до проведения комплексной оценки его безопасности.


Ещё до начала строительных работ «Независимая нефтегазовая компания» зарекомендовала себя не лучшим образом. По словам местных жителей, нефтяники ездят по тундре на тяжёлой гусеничной технике и оставляют на местах разведки металлолом, бочки и загрязнение нефтепродуктами. Дикие олени теперь ушли от Байкаловска на десятки километров.


Первая экспедиция Гринпис России, которая состоялась в апреле 2016 года, обнаружила в посёлках Мунгуй и Байкаловск «мягкие» хранилища нефтепродуктов объёмом 500 и 250 кубометров. Они были расположены всего в нескольких десятках метров от берега Енисея и могли быть повреждены во время половодья, после чего в великую сибирскую реку попали бы сотни кубометров нефтепродуктов.


Изъезженная тундра и синие нефтехранилище (фотография Greenpeace)


После обращения Гринпис России в прокуратуру хранилища были передвинуты от берега ещё на несколько десятков метров, однако по-прежнему представляют угрозу для Енисея. База «Независимой нефтедобывающей компании» в Мунгуе – это заправка для машин, которые работают в тундре на буровых. Судя по свежим следам, машины регулярно ездят сюда даже в летний период, несмотря на действующий на Таймыре запрет на передвижение тяжёлой гусеничной техники в тундре. Чтобы почвенный покров восстановился после этих повреждений, уйдут многие десятки лет.

Несмотря на то, что Ассоциация коренных малочисленных народов Таймыра не поддержала строительство терминала на собрании в июле, проект прошёл государственную экологическую экспертизу. В сентябре жителей Байкаловска собрали в сельском клубе. Пришло всего 12 взрослых и 15 детей, которым вручили подарки и толком не объяснили суть проекта, однако эту встречу объявили вторыми общественными слушаниями, участники которой якобы поддержали строительство терминала «Таналау». Теперь строительство может начаться в любой момент.


(фотография Greenpeace)


Чтобы скрыть правду об угрозе, которую несёт проект строительства нефтеналивного терминала «Таналау», экспедицию Гринпис России пытались сорвать разными способами. Однако все попытки оказались тщетными: активисты прошли намеченный маршрут от Дудинки до Байкаловска и зафиксировали ряд экологических нарушений.


Экспедиция Гринпис России на Таймыре столкнулась с неожиданно сильным противодействием. Чтобы скрыть экологические нарушения в низовьях Енисея, активистов уже неделю во что бы то ни стало не выпускают из Дудинки.

Фотография Гринпис России


Двигатели двух лодок, которые были проверены в Москве, после доставки транспортной компанией оказались неисправны. В каждом из двигателей было сразу несколько неполадок: повреждения проводки и топливных фильтров, перерезанные топливные шланги, нехватка некоторых деталей. Случайно это произойти не могло. Некоторые повреждения устранить удастся только в мастерской.

Активисты получили подтверждение от магазина, что оплата прошла, но прямо на их глазах двигатель унесли двое крепких мужчин

Купить новый двигатель в Дудинке не удалось. Активисты получили подтверждение от магазина, что оплата прошла, но прямо на их глазах двигатель унесли двое крепких мужчин, которые, по их словам, вносили предоплату ещё два месяца назад. «Покупатели» погрузили его в машину, немного покружили по городу и подъехали к магазину с чёрного хода.

Добраться до цели другими способами тоже оказалось невозможно: активистам Гринпис отказались продавать билеты на пассажирское судно, а местные жители, которые могли бы предоставить свои лодки, признались, что им угрожают проблемами на работе.

Экспедиция Гринпис отправилась на реку Енисей, чтобы познакомиться с представителями коренных малочисленных народов, издревле населяющих этот район, и понять, какие проблемы встают перед ними ввиду разных причин: изменения климата, последствий индустриализации и современного нефтегазового освоения Арктики.

Сотрудники Гринпис России уже посещали эти места весной. Тогда местные жители рассказали о своих проблемах и попросили приехать ещё раз летом, чтобы показать известные им экологические нарушения.

По мнению экспертов Гринпис, одной из самых острых проблем является опасный проект, который планирует реализовать на Енисее «Независимая нефтяная компания». В районе посёлка Байкаловск предполагается строительство нефтяного терминала «Таналау», из которого танкеры будут транспортировать до 5 млн тонн нефти в год.

Специалисты Гринпис считают, что в тяжёлых ледовых условиях велик риск аварии и разлива нефти, который нанесёт невосполнимый урон хрупкой природе Арктики.

Гринпис России будет не только фиксировать экологические нарушения, но и документировать уникальные красоты Енисея, которые могут пострадать от безответственного отношения к природе. Среди мест, которые посетит экспедиция — заказник «Бреховские острова», принадлежащий к территориям Рамсарской конвенции.

Судя по тому, сколько помех чинится экспедиции Гринпис, тем, кто реализует индустриальные проекты на севере Таймыра, есть что скрывать. Но тайное всегда становится явным.

Горящий Байкал: новая норма? (Фотография © Евгений Грин/Greenpeace) 

Шел 2016 год, прогресс не стоял на месте. Ракета Falcon 9 научилась приземляться на  небольшую платформу в открытом океане, покемоны захватили разум жителей планеты Земля, а симпатичному попугайчику со сломанным клювом инженеры напечатали новый на 3d-принтере.

Но в этом дивном новом мире по-прежнему происходят вещи, которые находятся за гранью разумного. Например, горят миллионы гектаров леса, миллионы людей в десятке регионов задыхаются в дыму, а Рослесхоз называет это «естественной динамикой, которая помогает лесу обновляться».

«Сибирь горела, горит и будет гореть», — заявляет представитель Рослесхоза. Проще говоря, в случае пожара — горите. Наверное, апокалиптический пожар в Риме времён Нерона тоже был естественным процессом, необходимым для обновления города.

«Тайга всегда так горела» — это очень вредный миф, популярный даже в критичной к официальным заявлениям прессе. Этот миф успокаивает, ведь он как бы снимает проблему и нашу ответственность. А проблема есть: наши леса никогда не горели так сильно. Да, пожары помогают обновляться лесу. Бокал вина за  ужином улучшает пищеварение, говорят. Но это же не повод спиваться до отказа печени.

Так и с пожарами. Нынешние масштабы лесных пожаров в  Сибири за пределами разумного, здесь уже не идёт речь о «естественной динамике». Чтобы понять это, нужно наконец-то посмотреть на реальную картину. Вот карта повторяемости пожаров. Красными пятнами отмечены регионы, в которых обязательно происходил пожар на том или ином участке, и за последние 25 лет под огнём оказался каждый кусочек земли и каждый гектар. В таких условиях, когда горит то  одна, то другая часть, лес не вырастет никогда.


Когда пожары убивают только российский берег Амура и  не трогают Китай — это тоже естественная динамика? Или все-таки разница в бережности отношения к лесу в двух соседних странах?

А вот это лес в Забайкалье. На горельниках не могут «закрепиться» даже березы, которые обычно первыми осваивают пустоши — они сгорают, потому что огонь раз за разом проходит по бывшему лесу. Вот как выглядит эта «естественная динамика».

Древесина, которую можно было добывать в доступности к населенным пунктам, просто сгорела. Деньги в дым, а лесозаготовителям приходится идти в неосвоенные леса. И вместе с человеком туда придёт огонь. Ведь люди — причина 90 % пожаров.

Чем это еще плохо?

Сейчас в России у тех, кто тушит пожары, рискуя жизнью и сильно подрывая собственное здоровье, урезают бюджеты на тушение пожаров. Больше пожаров — выше риски. В Иркутской области упал самолёт, отправленный тушить пожары в нелётную погоду и высокую задымлённость, а на Камчатке молодого парня Никиту, одного из 36 лесников, которые тушили пожарище размером сотни тысяч гектаров, убило водосливным устройством вертолета, тоже работавшего в дыму. На этом фоне рассказы, что ситуация с пожарами стабильная, выглядят просто издевательством.

Мы никогда не знаем наверняка, что будет с незамеченным и непотушенным пожаром. Но вероятнее всего он разрастётся. И, возможно, выйдет широким фронтом к очередной деревне или накроет дымом большие города. Вот так про это пишет мой коллега Гриша Куксин: «Я видел сгоревшие посёлки. Я видел и  носил на своих руках мёртвых людей, погибших в результате таких пожаров. Я  рассказывал детям о том, что их родители сгорели. И это всё НЕНОРМАЛЬНО. И это не вписывается ни в какую естественную динамику. А ещё я видел, как пожары развиваются месяцами (а в некоторых случаях и годами). И предсказать, как и  кому этот пожар будет угрожать, ни в состоянии ни один чиновник и журналист. Да, мы не сможем тушить всё. Да, нам и так приходится выбирать. Потому что нет людей, нет техники, нет топлива. Но не надо говорить, что это хорошо и  правильно». Самые развитые экономики мира наращивают расходы на тушение лесных пожаров, а у нас лесники в неоплачиваемые отпуска уходят, потому что денег нет.

Мне больше добавить нечего. Могу только повторить: на дворе 2016 год, а мы все ещё надеемся, что ответственность за наше собственное будущее несёт кто угодно, только не мы.

Но и от нас зависит, в  какой стране мы будем жить: где есть тайга или где Сибирь стала пустыней. Если вы считаете, что можно в стране можно сэкономить на чём-нибудь ещё, но не на защите наших лесов, присоединяйтесь.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире