boris_vis

Борис Вишневский

21 июля 2017

F

Уверен, что фанаты Навального не преминут объявить его «дискуссию» с Гиркиным-Стрелковым блистательной победой.
Заметим: их вождь заявил, что не считает Гиркина военным преступником, потому что это, мол, должен решать суд, и что мотивы Гиркина (ехать воевать) можно понять.
Посетовал, что Россия, конечно, должна помогать «русскому миру», но очень дорого обходится воевать с Украиной, а тут денег на пенсии не хватает.
Призвал отменить санкции против России.
И назвал русских «крупнейший разделенный народ Европы».

Первое. Стрелков-Гиркин лично признавал, что нажал «спусковой крючок» войны на востоке Украины. Что они на Донбассе убивали людей. И никто не отменял статью УК РФ об участии в незаконном вооруженном формировании на территории иностранного государства. По всем этим признакам, Гиркин — преступник. И даже если это еще не установил суд, это надо было сказать ему в лицо.
Навальный, естественно, не сказал. Хотя он не стесняется называть жуликами и ворами чиновников и олигархов, которых никакой суд пока таковыми не признал. А тут — суда будем ждать, понимаете ли…
Почему так? Да потому, что его целью было (сам говорил) привлечение голосов националистов, которые он не хотел потерять.

Второе. Санкции отменят, когда российская власть изменит свою агрессивную внешнюю политику. Когда признает, что аннексировала Крым, и прекратит поддерживать бандитские «республики» на востоке Украины. Никаких призывов Навального к этому не замечено.

Третье. Первым о «разделенном народе Европы» заговорил Гитлер, который считал, что немцы — разделенный народ, и они должны собраться в единый Рейх. И действовал соответственно. Как — известно.
О русских как о «разделенном народе» говорили (спасибо Александру Кобринскому за изыскания) губернатор Краснодарского края, националист и ксенофоб Николай Кондратенко. Потом об этом говорили национал-патриот и путинист Александр Проханов, националист Егор Холмогоров, антисемит (осужденный за разжигание национальной вражды) Константин Душенов и президент Владимир Путин.
Неплохие у Навального предшественники по лексикону, не правда ли?

Впрочем — ничего удивительного.
Удивительно было бы, если он сказал что-либо другое.
Читаю вздохи сторонников Навального в Сети — мол, «мы все равно никуда от него не денемся, никого другого нет»...
Хочется им сказать: не надоело это «нет никого другого», а?
А «куда они, понимаешь, денутся?» с презрением еще Ельцин говорил — о «Дем. выборе России», призвавшем голосовать за него в 1996 году как за «меньшее зло» и «против коммунистического реванша»... Потом, правда, меньшее зло обернулось большим — залоговыми аукционами, дефолтом, второй войной в Чечне и приходом Путина.
Забыли? Или не хотите помнить?

Утром во вторник самозванный «глава ДНР» Захарченко объявил о создании «Малороссии» из двух самозванных «республик» — «ДНР» и  «ЛНР».

Объявил «Малороссию» правопреемницей «бывшей Украины», Донецк — столицей, а Киев — лишенным статуса столицы Украины.

Объявил о предстоящем вхождении «Малороссии"в союзное государство России и Белоруссии.

И, как водится, обещал на три первых «малороссийских» года чрезвычайное положение — с запретом деятельности партий.

Абсурдность объявленного была такова, что от судьбоносных инициатив Захарченко тут же отреклись как Кремль, так и представители «ЛНР», заявив, что знать ничего не знают и никаких таких планов не имеют.

И, в общем, случившееся можно было бы счесть или попыткой отвести общественное внимание от трехлетней годовщины катастрофы малайзийского «Боинга», или неудачным политическим анекдотом — если бы на востоке Украины не продолжали гибнуть люди.

Пока существует так называемая «ДНР», так упорно поддерживаемая Россией, как и ее брат-близнец «ЛНР», пока через российско-украинскую границу продолжают направляться российские военные, прикидывающиеся «добровольцами» и «отпускниками», российское оружие и боеприпасы — продолжается необъявленная, но от того не менее позорная война России и Украины, матери и отцы украинских военных получают «похоронки», гибнут мирные граждане, горе приходит в тысячи семей.

Это — преступление, за которое обязательно придется ответить. Преступление не только перед Украиной — но и перед Россией.

Опереточный Захарченко — не просто клоун в политическом цирке, время от времени выступающий с шутовскими заявлениями на потеху публике, а один из тех, кто несет прямую ответственность за гибель людей.

Но если он доживет до неизбежного суда (если свои же не грохнут раньше, ибо слишком много знает) — на скамье подсудимых вместе с ним будут сидеть не только те, кем он руководит, но и те, кто их поддерживал и направлял.

И все те, кто ответственен за развязывание огня войны на востоке Украины — включая пресловутого Гиркина-Стрелкова, заявлявшего публично, что именно он «нажал спусковой крючок войны», и что его целью было " присоединение Украины к России и освобождение Украины от так называемой украинской нации».

На этом суде с ними будут дискутировать — но только о степени их конкретной вины и будущем сроке заключения.

Для понимания ситуации с «дискуссией Навальный-Гиркин» поставьте простой мысленный эксперимент: представьте себе, что на  «дискуссию» с Гиркиным согласился бы Григорий Явлинский.

Я лично уверен, что он бы категорически отказался «дискутировать» с военным преступником, злобно радовавшимся сбитому малайзийскому «Боингу» (помните его чудовищные «птичкопад» и «предупреждали же не летать в нашем небе»?), не говоря уже о намерении «получить голоса националистов», но все же — представьте.
А теперь представьте себе, что бы об этом говорили и писали Латынина и Пархоменко, и все прочие, кто сегодня, в лучшем случае мягко журит Алексея Анатольевича за это решение, а в худшем – горячо его поддерживает, находя этот шаг мудрым, правильным и сильным.

Представили? И правильно представили.

Потому что «своего» надо отмазать, что бы он ни делал, а «чужого» облить грязью, что бы он ни делал.

Поток оскорблений, который некоторые «властители либеральных дум» привычно вылили бы на Явлинского, превзошел бы все прежние.

При этом было бы многократно повторено про «нежелание бороться с Путиным» и «сговор с Кремлем».

Ну да, именно по «сговору с Кремлем» «Яблоко» выступает против аннексии Крыма и по инициативе Явлинского собирает подписи под требованием прекратить участие России в сирийской войне и других конфликтах, в том числе в необъявленной войне с Украиной. А это – ключевые для Путина вопросы.

Вчера лично участвовал в таком пикете, объясняя гражданам, какие петербургские проблемы можно было решить на те деньги, которые выброшены на сирийскую войну. Надо сказать, что они прекрасно это понимают – буквально с полуслова. Особенно те, кто живет в коммуналках – расселение которых можно было бы полностью обеспечить на эти средства.

Но об акции «Время вернуться домой» почти не рассказывают в СМИ.

Хотя она ничуть не менее важна, чем антикоррупционные расследования (которыми, кстати, хотя и не имея даже сотой доли такой рекламы, как ФБК, занимается Антикоррупционный центр «Яблока»).

Поставить подпись под обращением Явлинского можно здесь

К «грызунам», пожеланиям «депортировать всех грузин», оскорблениям в адрес Сергея Адамовича Ковалева, «Русским маршам», «Крым не бутерброд» и обещанию дать Путину гарантии неприкосновенности после ухода с поста президента, у Алексея Навального добавилось еще и намерение провести дебаты с Гиркиным-Стрелковым.

Чтобы «получить голоса избирателей, заявляющих о своих националистических взглядах».

На мой взгляд, дебатировать с Гиркиным, — отправившимся с оружием в руках воевать на чужую землю в качестве диверсанта-террориста, — должен только прокурор.

Как в украинском, так и в российском суде.

Что касается Навального и его желания получить голоса националистов, то лишний раз подтверждается: такой президент мне не нужен.

Мой президент известен – Григорий Явлинский.

Открыто заявляющий об аннексии Крыма и губительности политики России на Украине, и категорически не приемлющий национализма.

Друзья, поддержите своими подписями кампанию Явлинского и «Яблока» — «Время вернуться домой».

Надо уходить из Сирии и прекращать поддержку бандитов на востоке Украины.

В Петербург на прощание с писателем и почетным гражданином Даниилом Граниным не постеснялся приехать министр культуры Владимир Мединский, три года назад публично обвинивший Гранина во вранье, и отказавшийся извиняться.

Тогда писатель напомнил, как во время блокады Ленинграда партийное руководство города, включая первого секретаря обкома ВКП (б) Андрея Жданова, никаких проблем с питанием не испытывало, при этом в голодающем городе работал кондитерский цех, где для начальства выпекались ромовые бабы (факт, подтвержденный многочисленными документами).

Мединский в эфире «Эха» назвал это «враньем», а когда начался скандал, категорически отказался извиняться. Его пресс-служба начала объяснять, что слова в адрес Гранина якобы «вырвали из контекста и вывернули наизнанку», сам Мединский сообщил, что звонил Гранину, во время телефонного разговора они «сняли все вопросы» и у них «установилось полное взаимопонимание».

Правда, Гранин об этом «взаимопонимании» отозвался несколько иначе — сообщив, что звонок был, но принести извинения для начальства, видимо, просто невыносимо, поэтому и используется формулировка о неправильном восприятии слов. И добавил: «такие заявления министра происходят от невежества»...

Все это совершенно не помешало г-ну Мединскому не только приехать на прощание с Граниным, но и произнести пафосную речь.

Хотелось бы сказать, конечно, что ни стыда, ни совести — но можно ли оскорблять министра подозрением на наличие этих качеств?

С тем же успехом это можно делать в отношении героя знаменитой «Тени» Евгения Шварца — Цезаря Борджиа.

Помните?

«Он хочет нравиться всем на свете. Он раб моды. Вот, например, когда в моде было загорать, он загорел до того, что стал черен, как негр. А тут загар вдруг вышел из моды. И он решился на операцию. Кожу из-под трусов — это было единственное белое место на его теле — врачи пересадили ему на лицо. С тех пор он стал чрезвычайно бесстыден, и пощечину называет просто «шлепок».

Мне кажется, что это наш случай.

Федеральные каналы обходят гробовым молчанием акцию «Яблока», начатую в рамках президентской кампании Григория Явлинского — «Время вернуться домой», со сбором подписей за выход России из войны в Сирии, против участия нашей страны в любых военных авантюрах, за вложение средств в обустройство и развитие России.

Вместо этого они показывают пуски ракет и налеты бомбардировщиков на позиции, якобы, террористов из запрещенного «Исламского государства» (якобы — потому что проверить, по кому наносятся удары, российский зритель не может), и рассказывают, как Россия героически борется с международным терроризмом на дальних подступах.

При этом Кремль-ТВ не рассказывает, что Россия ведет боевые действия не столько против террористов из запрещенного ИГ, сколько против оппозиции режиму диктатора Асада.

Кремль-ТВ не рассказывает, что не достигнута ни одна из заявленных целей российской военной операции в Сирии — оппозиция режиму Асада не разгромлена, стать посредником между режимом и оппозицией Россия не смогла, а существование Сирии как единого государства проблематично — по факту, идет раздел территории между курдами, Турцией, суннитскими и шиитскими анклавами.

Кремль-ТВ не рассказывает, что в результате «борьбы на дальних подступах» террористическая угроза для России не уменьшилась, а усилилась, потому что террористы внутри России и СНГ стали получать гораздо больше денег, оружия и добровольцев, а число противников России увеличилось за счёт широкого круга группировок и стран, не входящих в ИГ.

Кремль-ТВ не рассказывает, что пуск ракеты «Калибр» обходится бюджету в 85 миллионов рублей — это средняя зарплата 2,5 тысяч учителей или 2 тысяч врачей. А общие расходы на сирийскую авантюру достигли уже 100 миллиардов рублей.

Наконец, Кремль-ТВ не рассказывает, что вернейшим союзником Асада (которого поддерживает якобы непримиримо борющаяся с международным терроризмом Россия) является «Хезболла» — одна из самых отъявленных террористических организаций в мире. Правда, Россия ее (как и «Хамас») не признает террористической — потому что, якобы, она не действует против российских граждан. Тот факт, что десятки российских граждан, живущих в Израиле, стали жертвами терактов «Хезболлы», обходится молчанием…

Со всех сторон сирийская авантюра невыгодна для России — жертвуя жизнями своих военных (только по официальным данным, погибло 35 человек), и тратя огромные средства, Россия, как уже сказано не добивается результата.

Но только одна политическая сила — «Яблоко», и только один кандидат в президенты — Григорий Явлинский осмеливаются поднять свой голос против этой бессмысленной и беспощадной войны. Только «яблочные» активисты собирают подписи против этой войны — убеждая сограждан поддержать прекращение этой военной авантюры, опустошающей их карманы.

Простой пример для моего родного Петербурга: на 100 миллиардов рублей (17% городского бюджета), истраченных на сирийскую авантюру, можно было бы почти решить проблему расселения коммунальных квартир. Или на три десятка лет освободить петербуржцев от платы за капитальный ремонт. Или десяток лет не повышать плату за проезд на общественном транспорте. А Псковская область могла бы полностью жить на эти средства четыре года…

Только что в Петербурге подорожала квартплата — в новых квитанциях с июля будут значиться уже большие суммы. Что же, говорю я избирателям, это — «крымско-сирийский налог». Так мы расплачиваемся за «присоединение Крыма» (которое «Яблоко» справедливо называет аннексией), вызвавшее международные санкции, и за войну в Сирии, требующую все новых и новых средств. Откуда их взять? По печальной традиции — только из кармана граждан, снимая с государства все новые и новые обязательства, или возлагая на граждан все новое и новое бремя.

Да, пока, несмотря на успешный сбор подписей «яблочниками», большинство в России — за эту войну. Потому что ему каждый день объясняют, как Россия в Сирии «борется с международным терроризмом».

Но, во-первых, большинство не всегда бывает право — в свое время, против войны, которую СССР вел в Афганистане выступало подавляющее меньшинство, но именно оно оказалось исторически правым.

Помните, как на съезде народных депутатов стоя аплодировали Сергею Червонопискому с его «Держава, Родина, коммунизм», и только академик Сахаров (которого поносил Червонопиский) остался сидеть? Кто в итоге оказался победителем в этом неравном споре — не требует доказательств.

А во-вторых, настроение большинства — в том числе, под воздействием «яблочной» кампании «Время вернуться домой», может измениться.

Прекращение сирийской авантюры — один из первоочередных шагов Явлинского, если он станет президентом.

Если вы считаете этот шаг необходимым, Явлинский — ваш кандидат.

Сразу несколько известных персон призывают отбросить сомнения и колебания и поддержать на президентских выборах Алексея Навального.

Говорят они почти одинаково: хорош Навальный или плох — не имеет значения, у оппозиции нет другого лидера, ему нет альтернативы, неважно, что у него в прошлом, он единственный таран, которым можно пробить эту стену, а кто его не поддерживает — тем самым поддерживает Путина. Как правило, эти рассуждения дополняются оскорблениями в адрес кандидата в президенты от «Яблока» Григория Явлинского. В общем, «что тут думать — трясти надо», как в старом анекдоте.

Думать, между тем, надо — не поддаваясь манипуляции.

Однажды уже голосовали сердцем, а не умом — за Ельцина, которому тоже «не было альтернативы». И тогда нас уверяли, что каждый, кто не за него — тот за Зюганова.

Напомнить, чем это закончилось? «Залоговыми аукционами», дефолтом, обвалом рубля, второй войной в Чечне, операцией «Наследник» и приходом Путина на 17 лет.

Теперь по порядку — несколько тезисов.

1. Навальный должен иметь право участвовать в выборах. У него есть множество сторонников, которых нельзя лишать права увидеть своего кандидата в бюллетене.

2. Точно такое же право имеет Явлинский. А я (и не только я) имею право считать Явлинского куда лучшим будущим президентом, чем Навального.

3. Антикоррупционная деятельность Навального важна и заслуживает уважения. Но для кандидата в президенты одной лишь «антикоррупционной» идеи недостаточно — он обязан объяснить (причем, до выборов, а не после), каким он видит будущее страны в случае своего избрания, и как планирует к этому будущему придти. Принцип «победим, а потом разберемся» категорически не годится: потом «разбираться» будет некогда и поздно.

4. Первые три шага Явлинского на посту президента известны: прекращение войны с Украиной и военного вмешательства в Сирии, отмена репрессивного законодательства, налаживание отношений с миром, чтобы отменить санкции. Затем — преобразование страны на основе европейского выбора, демонополизация как в политической (демонтаж системы политической монополии и несменяемости власти), так и в экономической сфере. Мне это представляется куда более весомым, чем вариации на тему «не укради».

5. Тухлые сплетни «Явлинский никогда не с кем не хотел объединяться» просьба не повторять: вспомните «первую десятку» списка «Яблока» на думских выборах 2016 года. И вспомните печальную судьбу коалиции «Парнаса» и Навального на тех же выборах, которую развалил (выйдя из нее) именно Навальный.

6. Сторонники Навального вправе его поддерживать, защищать и обожать. Но заявление, что ему нет альтернативы, делает их типологически похожими на сторонников Путина: те тоже уверены, что ему нет альтернативы.

7. Заявление, что каждый, кто не поддерживает Навального, поддерживает Путина, — ложь и демагогия большевистского типа «кто не с нами — тот против нас».

Та же демагогия применялась и в постсоветской России, начиная с 1992-93 годов, когда в «пособники коммунистов» зачислялся любой, кто не соглашался поддерживать Ельцина, и заканчивая выборами мэра Москвы в 2013 году, когда под крики «если ты не за Навального, то ты за Кремль», в перечень «кремлевских агентов» попали Явлинский, Рыжков, Пионтковский, Илларионов и Чирикова.

8. Любая критика Навального (или просто попытка усомниться в нем) вызывает в информационном пространстве рефлекторный поток брани его сторонников.

Такой же рефлекс у них — на упоминание о Явлинском. При этом они очень любят называть «Яблоко» сектой. Однако, куда больше секту напоминают они сами — с верой в непогрешимость своего вождя и правильность его любых его действий.

9. Если Навальный сейчас опирается на людей, готовых травить, как врага, любого, кто его критикует, или сомневается в его безусловной правоте — он будет опираться на них, и придя к власти. Между тем, именно по таким лекалам работает путинская система.

Хотите, пробив стену, оказаться в соседней камере?

Петербургские события последней недели — после массовых задержаний на Марсовом поле 12 июня, — наглядно показывают два обстоятельства: создано Министерство репрессий, и закона больше нет.

Полиция, прокуратура, суд — не более чем, разные департаменты указанного Минрепрессий. Они действуют согласованно, решая общую задачу: покарать тех, кто посмел выступить против власти.

Называть полицию и прокуратуру «правоохранительными органами» больше нет никаких оснований.

Они превращены в охранку: охраняют не право, а режим. Защищают не граждан от произвола власти, а власть от граждан.

Закон при этом не действует: все попытки репрессируемых воззвать к его нормам с усмешкой отвергаются департаментами Минрепрессий.

В эту картину, как патроны в обойму, вписываются и аресты тех, кто ничем не провинился, кроме нарушения правила «больше одного не собираться».

И задерживавшие (порой — жестоко) граждан анонимные (без фамилий на форме) «росгвардейцы» с оловянными глазами.

И издевательская трактовка отказа граждан уйти с места «несанкционированного митинга» как «невыполнение законного распоряжения полиции» (позволяющая не только оштрафовать человека, но и арестовать его на срок до 15 суток).

И требование «аккредитации на митинг» (!) для работавшей там журналистки, которой затем, как, якобы «нарушителю общественного порядка», дают 10 суток ареста.

И возбуждение уголовного дела за «насилие в отношении представителя власти» против 17-летнего юноши, который, убегая от преследовавших его «гвардейцев», спрыгнул с постамента мемориала на Марсовом поле, попав в толпу полицейских, один из которых при задержании об него ударился и выбил себе зуб.

И содержание граждан в полиции (в ожидании суда) в условиях, порой напоминающих пыточные — с отказом вызвать врача или доставить лекарства, без положенного питания (его доставляли волонтеры), в холоде и сырости.

И судебные процессы в военно-полевом режиме: когда решения районных судов об аресте и штрафах принимались с полным игнорированием аргументов задержанных, без каких-либо доказательств их вины, с предоставлением часа (!) на поиски защитника.

И рассмотрение жалоб на эти решения об арестах в городском суде, когда было сделано все, чтобы адвокаты просто-напросто не попали на эти рассмотрения. После чего горсуд признал все решения районных судов обоснованными и законными — также игнорируя любые аргументы арестованных…

О последних примерах — отдельно.

Важнейший элемент сохранения созданной при Путине системы — это нынешний суд. Большей частью (личный опыт автора тому иллюстрация) — скорый и несправедливый, и имеющий к закону весьма отдаленное отношение. А потому — один из департаментов Минрепрессий.

Суд, встающий на сторону власти при большей части ее конфликтов с гражданами. Охотно верящий любым свидетельствам, предъявленным полицией — и «критически относящийся» к свидетельствам в пользу протестующих граждан. И выносящий вопиюще неправосудные решения с полной уверенностью в своей безнаказанности.

Если суд нормальный и подчиняется только закону — поправимы любые беззакония других «ветвей власти», исполнительной и законодательной, как и беззаконие «правоохранительных органов». Потому что любое из этих беззаконий в таким суде можно отменить. И те, кто беззаконие творит, это знают.

А когда они знают противоположное — что любое беззаконие (особенно, совершенное с нелояльными гражданами, не страдающими верноподданным образом мыслей) сойдет с рук, — они творят его и дальше с удвоенной силой.

«Разматывать клубок» надо начинать именно отсюда.

Не с призывов посадить коррупционеров (при таком суде они выйдут сухими из воды, даже если в него попадут), а с требования изменения судебной системы.

Несколько месяцев работы в стране судов, подчиняющихся только закону — и Министерство репрессий развалится, а путинская система «капитализма для друзей и знакомых» затрещит по всем швам.

И закон, наконец, будет один для всех, и будет выше любой власти.

Это — не беспочвенные фантазии: именно так живут в нормальных странах.

Которой обязательно должна стать Россия.

Друзья, мой небольшой, как сейчас принято говорить, видеоблог. О том, что в нашем городе окончательно перестал действовать закон.
Прошу перепост.

Оригинал

Этот пост — не о событиях 12 июня, он — о реакции на события 26 марта, когда в Петербурге после «антикоррупционной» акции были задержаны более 130 человек.

В тот вечер я пять часов провел в 60 отделе полиции — пока не выпустили всех задержанных (тогда им вменяли только статью 20.2 КоАП, не предусматривающую ареста, поэтому никто не был оставлен в полиции на ночь). А на следующий день направил обращения в ГУВД и прокуратуру. В том числе, я жаловался на сотрудников Росгвардии, которые доставили задержанных в отдел полиции, а перед этим — достаточно жестко их задерживали на Невском проспекте.

Мою жалобу переправили в военную прокуратуру, а из нее — как водится, тем, на кого я жаловался: в Росгвардию. И пришел ответ — от командующего Северо-Западным округом войск Росгвардии С.В.Захаркина.

Так вот, он ВООБЩЕ ОТРИЦАЕТ, ЧТО СОТРУДНИКИ РОСГВАРДИИ ДОСТАВЛЯЛИ ЗАДЕРЖАННЫХ В ОТДЕЛЫ ПОЛИЦИИ.

Мне сообщают, что Росгвардия не обладает этими полномочиями, и ее сотрудники не принимали участии в доставлении граждан, задержанных на Невском проспекте 26 марта 2017 года, в 60 отдел полиции. А, поскольку я не указал «достаточные данные о сотрудниках Росгвардии, идентифицировать их и провести проверку законности их действий не представляется возможным».

Поскольку я пока еще — в здравом уме и ясной памяти, сообщаю вам, уважаемые читатели, что прекрасно помню этих сотрудников — старший в звании майора, и двое сержантов. Я с ними говорил, причем с майором — довольно подробно. Они заявили мне, что их попросили, как по закону, «оказать содействие» полиции. При этом у них на форме не было никаких идентификационных знаков — не были написаны фамилии и инициалы, и, естественно, указать о них точные данные я не мог.

Этих сотрудников видели 12 задержанных, в том числе журналисты «Новой газеты в СПб» (Сергей Сатановский) и «Ведомостей» (Надежда Зайцева).

Сергей прислал мне фотографию, сделанную тогда — на ней один из тех, кто задерживал и ездил в полицию.

2767796

Я обязательно напишу запрос в 60 отдел полиции, чтобы они подтвердили, что задержанных к ним доставила именно Росгвардия.

Но, если верить генерал-лейтенанту Захаркину, который отрекается от тех, кто доставлял задержанных, то хочется спросить: кто были все эти люди?

Как это понимать — что 26 марта сотрудники Росгвардии действовали незаконно — доставляли людей в полицию, не имея на это полномочий, или что какие-то самозванцы, купив форму Росгвардии в военторге, сперва задержали ребят и девушек на Невском, а потом привезли их в полицию?

Буду разбираться в этой истории. Скан ответа прилагается.

2767798

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире